Содержавшийся вместе с ним, Мещерским, поручик Александр Васильевич Козлянинов показал, что на другой же день, как иконы эти были внесены и поставлены в их камеру, князь Мещерский спрятал их к себе под подушку, и как взял он иконы, уходя 18-го числа к своим знакомым, он, Козлянинов, того не заметил.

На основании этих обстоятельств и 1644 ст. Уложения о наказаниях князь Митрофан Алексеевич Мещерский, двадцати шести лет, подвергнут суду с участием присяжных заседателей за кражу икон.

Дело это рассматривалось 21 января 1867 года в Московском Окружном суде по 2-му уголовному отделению. Состав суда: товарищ председателя г-н Щепкин, члены: гг. Сухотин, Тома- щевский и Павловский; обвинял товарищ прокурора г-н Тернов- ский; защитника себе подсудимый князь Мещерский не избрал.

Подсудимый виновным себя в краже икон не признал. Свидетели Федотов и Сиренко дали показания согласные с показаниями, данными ими на предварительном следствии, сущность которых заключается в обвинительном акте. Свидетель Козлянинов прибавил к прежнему своему показанию предположение, что, вероятно, Мещерский сделал похищение икон в болезненном состоянии, ибо когда уходил из камеры то был выпивши. «Я полагаю, — заключил г-н Козлянинов, — что гораздо более заслуживает наказания тот, кто принял в залог иконы, чем кн. Мещерский». Г-н председательствующий заметил на это г-ну Козлянинову, что вопрос о наказании не касается свидетеля. Затем г-н товарищ прокурора просил суд прочесть показания неявившихся свидетельниц: Шпигельштейн и Яковлевой, на что г-н председательствующий заметил, что на основании 626 ст. устава Уголовного судопроизводства не воспрещается прочтение в судебном заседании письменных показаний свидетелей, не явившихся в суд за смертью, болезнью, совершенной дряхлостью или дальнею отлучкою, а так как в настоящем случае причина неявки свидетельниц неизвестна, то поэтому не могут быть прочитаны и показания их.

Подсудимый Мещерский на показания свидетелей заметил, что он не отвергает их показаний и считает только нужным восстановить факт в истинном его смысле. «Показание мое, —

заметил подсудимый, — данное на предварительном следствии, что я купил образа у неизвестной женщины, — ложно.