Измайлов был далеко не единичным явлением — хроники тех времен сохранили многое множество случаев подобного рода, когда в обстановке крепостного права, на почве безответственного властвования одного человека над сотнями и тысячами рабов воспитывалось и выражалось в самых диких формах презрительное отношение властителя к подвластным, богача-магната к заискивавшей его милостей и подачек бедноте.

Осенью, после уборки полей, наступала пора любимого тогдашнего дворянского удовольствия —  псовой охоты. «В назначенный день помещик давал приказание собираться, и тогда ловчий надевал охотничий костюм, брал трубу и, выйдя на крыльцо, долго трубил, давая тем знак охотникам. По первому звуку трубы, конюший собирал лошадей, псари вели собак, а охотники в особых костюмах садились на лошадей. Они выстраивались сообразно званию, значению и должности. Одежда их была самая разнообразная: куртки, чекмени, казакины с патронташами, картузы, кинжалы в серебряной оправе с чернью, охотничьи ножи с кожаными рукоятками, тульские и турецкие пистолеты, арапники и хлысты, свистки и духовые рожки. К крыльцу барского дома подавалась коляска, дрожки и одноколки для гостей. За каждым экипажем находился верхом конюший, имея в поводу верховую лошадь для помещика или для одного из его гостей. Когда хозяин садился в коляску, ловчий снова трубил, охотники выстраивались в ряд, и вся кавалькада с песнями отправлялась в путь. Часто за охотниками следовали линейки с дамами, окруженные молодежью на смирных иноходцах. далее стремянные вели запасных господских лошадей и на сворах борзых. Наконец следовал обоз с палатками, съестными припасами, таганами, кастрюлями, сковородами и проч.». «На пространном поле, перерезанном кое-где оврагами, притонами хитрых увертливых лисиц, у опушки рощ и лесов  за  барским веселым делом, под главным распоряжением самого барина, разнообразный люд: псари, доезжачие85, стремянные, конюхи, казаки, приживальцы, помещики разных сортов, богатые и бедные, с их собаками и псарями. Гончие заливаются звонким частым лаем, выгоняя зверя на широкий простор поля; борзые мечутся в разные стороны за добычей, а доезжачие и гости помещики порскают, атукают, трубят в рога, скачут сломя голову

По полям и по лесам,

И по мхам и по болотам,

По долинам и буграм.»