Платонов, сознавшись в любовной связи с Анной Степановой Шубиной, показал, что в то время когда совершено было убийство, он возле нее не был и в балаган с нею не приходил.

По отзывам однодеревенцев подсудимого, он был человек хороший, характер имел мягкий, с женою в деревне жил друж

но, она вела себя хорошо и они не замечали, чтобы она имела с кем-нибудь любовную связь.

Другие свидетели, рабочие каллетовского завода, ничего нового не показали и об отношениях жены Шубина к Платонову отозвались незнанием.

Товарищ прокурора, поддерживая обвинение, приводил в доказательство, что Александр Шубин нанес жене своей Анне удар топором не сзади, а спереди; наконец он, Шубин, должен был знать, что удар топором будет смертелен, а потому он и должен быть обвинен в убийстве жены своей в запальчивости и раздражении и по обстоятельствам дела признан заслуживающим снисхождения.

Защитник подсудимого, присяжный поверенный Щелкан, говорил, что в настоящем случае он не видит убийства, что тут существует лишь нанесение раны, от которой последовала смерть. Потом он выразил сомнение, может ли подвергаться всей тяжести ответственности за преступление муж, убежденный в измене своей жены, и, наконец, принимая во внимание почти двухлетнее заключение подсудимого, полагает, что не будет неуместен и приговор оправдательный.

Присяжные признали крестьянина Александра Шубина виновным в нанесении жене своей Анне Степановой удара топором, вследствие чего последовала ей смерть. Суд постановил: лишив Шубина всех прав и преимуществ, лично и по состоянию ему присвоенных, отдать ею в арестантские роты90 на три года.

Дело об убийстве эконома Чудова монастыря Стефана (Окружной суд) 7        апреля 1869 года в московском окружном суде, по 3-му отделению, под председательством товарища председателя г-на Дейера, с участием присяжных заседателей, рассматривалось весьма замечательное дело о цеховом Сергее Павлове Ларионове, обвиняемом в убийстве, с обдуманным заранее умыслом, с целью ограбления, эконома московского Чудова монастыря иеромонаха Стефана. Обвинял товарищ прокурора г-н Крушинский; защищал присяжный поверенный г-н Фальковский. Зала суда не могла вместить всех желавших присутствовать при этом процессе. Хотя обстоятельства этого дела и известны публике; но мы тем не менее напомним их.