Начиная с XIV столетия Москва была уже важным торговым городом и главным складочным местом внутренних произведений и иностранных товаров и находилась в постоянных сношениях с Новгородом Великим — союзником Ганзы, вела торговлю с Литвой, Польшей, Царьградом, Азовом и даже с Азией посредством татарских купцов. Торговля с татарами не всегда была безопасна, но несмотря на это русские постоянно торговали с ними, доставляя татарам европейские шерстяные материи, а от них получая лошадей. Венецианец Барборо говорит, что русские в XV веке посылали свои суда по Волге в Астрахань за солью. В конце XV века, в царствование Иоанна III, между Москвой и Астраханью ходили караваны. Путешествия эти были очень затруднительны по недостатку пристанища, продовольствия и по частым разбоям, а потому купцы старались везти свои товары в то время, когда астраханский царь посылал подарки великому князю Московскому. С этим посольством ежегодно отправлялись до 300 русских и восточных купцов с товарами, а татары гнали за караваном целые стада лошадей. Лошадей этих вели татары не только для продажи, но кормились ими на пути, так как они не брали с собою хлеба. Путь каравана шел на Рязань и Коломну. По словам венецианского посла Контарини, дороги почти тут не существовало, негде было укрыться от дождя или зноя, и путникам приходилось ночевать под открытым небом, ограждаясь повозками в виде укреплений.

В XV столетии в России было три торговых пункта: через Новгород и Псков шла торговля с ганзейскими городами; через Киев привозились товары из Персии, Индии, Аравии и Сирии; через Нижний Новгород было сообщение с Астраханью, которая вела торговлю с Сибирью, Хивой и Бухарой.

Когда в конце XV века московские государи, освободясь от татарского ига, сделались самостоятельными и присоединили к своим владениям Новгород и Псков, то Москва стала средоточием обширной заграничной торговли, а в 1488 году по

чти вся торговля разоренного Новгорода перешла в Москву, потому что Иоанн III выслал в Москву, Владимир и другие города около 18 000 самых богатых семейств Новгорода и захватил товар у 50 ганзейских купцов. С этих пор Москва вступает в прямые сношения с Ганзою через Нарву и Лифляндию и в половине XVI столетия лавки обширного московского каменного Гостиного двора поражали иностранцев разнообразием и богатством своих товаров.