Ряды эти получили свои названия от продаваемых в них товаров и назывались: ветошный, охотный, пряничный, птичий, харчевный, крашенный, суконный, свечной, житный, мучной и т.д. — и помещались в разных частях города. Два последних находились в Царь, или Белом, городе, где помещались хлебники и калачники со своими мастерскими и казенные питейные дома. Тут же продавалось мясо и пригонялся скот, назначенный на убой. Все ремесленники — серебряники, медники, скорняки и тому подобные — имели свои ряды, не были забыты даже продавцы кнутов и тростей. Улица от Персидского двора до Москвы-реки шла мимо овощного ряда, где торговали всякого рода овощами, летом в лавках, а зимой в погребах; в конце ее находился рыбный рынок, тянувшийся к Москве-реке, против Козьего болота. Зимой тут лежали груды замороженной рыбы, доставляемой из Новгорода, Ярославля, Астрахани и других мест. Летом запах тут был до того нестерпимый, что иностранцы не могли ходить, не зажимая себе носа; впрочем, в самом торговом центре Москвы, в Китай-городе, грязь и зловоние были тоже невыносимы.

Торговая деятельность была разлита по всей Москве, рынки ее два раза в неделю (в базарные дни) кипели народом; летом большой привоз бывал на большом рынке, у церкви Василия Блаженного, где происходила просто давка от множества собравшегося тут народа. Постоянный торг шел на Красной площади; тут можно было закупить все для домашнего хозяйства, и было даже отведено особое место для женщин, продававших изделия домашней работы, а около самого Кремля мелочные торговцы продавали всякую всячину в шалашах, рундуках и тому подобном. Близ Красной площади шел ряд винных погребов, которых иностранцы насчитывали до двухсот; в них, кроме нашего вина и медов, продавались и иностранные вина. Некоторые рынки имели специальное назначение; так, на Ивановском рынке шел торг людьми; тут продавались пленники и совершались подьячими купчие крепости; остальные рынки носили названия продаваемого на них товара: рыбный, дровяной, хлебный, сенной, конский и т.д. На последней площади продавались преимущественно татарские лошади, которых пригоняли ежегодно в Москву из Астрахани тридцать шесть тысяч.