В назначенное время царь приходил в тот дом в особливую ему изготовленную палату с одним очень престарелым боярином и садился на украшенном стуле. Те боярские и княжеские дочери, убравшись в лучшие свои девические уборы и дорогие платья, приходили пред царя по порядку, одна после другой, и поклонялись до ног его. Царь всякой девице жаловал платок, расшитый золотом и серебром, унизанный жемчугом, бросая девице на грудь; и которая ему понравилась, ту и взял себе в жены, а всех остальных отпустил и пожаловал вотчинами и деньгами. «Об этой церемонии, не ведая ее подлинно, — замечает записавший этот рассказ, — древние истории писатели многие плетаху лжи на великих царей российских, якобы они те заповеданные товары сами высматривали, и другие прочие басни лживые слагаху по ненависти к российскому народу».

Из привезенных красавиц царь сам выбирал себе самую лучшую, которая приходилась ему по душе. Свое решение царь

выражал тем, что подавал избранной своей невесте платок и кольцо. Тотчас же после избрания царская невеста торжественно вводилась в царские хоромы, в которых и оставалась до времени свадьбы на попечении и под надзором ближних боярынь и своих и государевых родственниц.

Это введение в царские хоромы сопровождалось особым обрядом наречения царской невесты. Для нее читалась особая молитва наречения, и на голову ее возлагался царевий дивичий венец, причем невеста нарекалась царевной и ей давалось и новое царское имя. После этого дворовые люди «царицина чина» целовали крест новой государыне, а по Москве и по всем другим городами посылалась грамота с наказом, чтобы везде Бога молили о здравии новонареченной царицы, поминая на ектеньях43 ее имя вместе с именем государя.

Когда таким образом царская невеста была избрана, царь отлагал всякие государские и земские дела, на время переставал их «правити и расправу чинити» и приступал к приготовлениям всего необходимого ко дню своей свадьбы. Эти приготовления совершались по исстари заведенному свадебному чину и касались всех подробностей предстоящего события.

Прежде всего царь со своими боярами и думными людьми держал совет, кого из бояр и из думных и ближних людей и из жен их назначить в какой свадебный чин со своей стороны и с царицыной.