Едва успел Евсеев дать эти показания, как в контору квартала прибыл один из частных приставов с письмом, представленным ему от купца Шевелкина, в котором с такими же угрозами требовалось вынести 8 апреля, в 9 часов вечера, на Никитский бульвар сто рублей серебром и положить их под вторую скамейку от Арбата. Евсеев сознался, что и это письмо писано им же; причем добавил, что ни одну из угроз своих, помещенных в письмах, он не имел намерения исполнить.

Судебный следователь переслал это дело для примирения к г-ну мировому судье Александровского участка, у которого оное и рассматривалось 10 мая 1869 года.

Господа Зотов и Шевелкин заявили судье, что они с Евсеева ничего не ищут и желают окончить это дело миром, вследствие чего на основании 35 ст. Уст. уг. суд. дело о сем прекращено.

Дело о крестьянине Иване Волкове, судившемся за оскорбление словами и действием майора Заиончковского (Окружной суд)

В Московском Окружном суде 12 мая 1869 года с участием присяжных заседателей, под председательством товарища председателя Дейера докладывалось дело о крестьянине Иване Волкове, обвинявшемся в оскорблении словами и действием майора Ивана Заиончковского. Вот сущность дела.

1868 года 12 октября бывший частный пристав, а теперь квартальный надзиратель Иван Козмин Заиончковский, идя Серпуховскою улицей, заметил не в порядке стоявшую подводу, на которой сидела крестьянка (жена Волкова). Он обратился к ней и требовал, чтобы она отъехала к стороне; но она, указав ему на шедшего Волкова, сказала: вон мой муж еще в кабаке, жду не дождусь его. Заиончковский взял крестьянина этого за руку и приказывал ему отвести подводу; но Волков, схватив его за лацканы пальто, стал трясти и кричал: как он смеет его

толкать. Тут выбежал из соседнего дома дворник и отвел Волкова в будку, а оттуда он был препровожден в контору квартала и дорогою ругался неприличными словами. В конторе Волков назвал Заиончковского сукиным сыном и прибавил: «Ты, может быть, какой-нибудь поляк и хочешь управлять нами, православными, — затем бросился на надзирателя; тот вскочил со стула, на котором сидел, и Волков, схватив этот стул, изломал его. Стул этот не был, впрочем, представлен к осмотру, да и свидетели показали об этом обстоятельстве разноречиво. Заиончковский между прочим показал, что, видя буйство Волкова, он приказал придержать его полотенцем; но бывшие в конторе городовые и занимающиеся письмоводством объяснили, что не видали: был ли Волков связан.