На вторичное мое предложение извиниться военный снова выразил нежелание. Тогда я просил г-на Поля распорядиться о составлении акта и узнать фамилию и местожительство военного. Г-н Поль сказал, что он знает этого военного очень хорошо, что он адъютант генерал-губернатора, князь Федор Михайлович Урусов. После этого мы расстались.

Спустя несколько дней г-жа К-берг через студента г-на Зографа поручила мне передать как своему хорошему знакомому желание свое, чтобы я покончил это дело. Я отвечал г-ну Зографу, что г-же К-берг хорошо известно, что я никаких дерзостей не говорил и что ей лучше попросить князя Урусова извиниться передо мною. До сих пор этого извинения не последовало.

Считая вышеприведенные слова и действия князя Урусова проступками, предусмотренными ст. 135, 19 и 140 Уст. о наказ., я покорнейше прошу подвергнуть князя Урусова уголовной ответственности».

На разбирательство по этому делу явились студент Павел Кистер, поверенный обвиняемого Николай Струков и полицмейстер Поль в качестве свидетеля, который, явившись за несколько минут до начала разбирательства, был отпущен судьею, объявившим ему, что разбирательство по делу этому по неподсудности оного не состоится. Затем судья вызывает обвинителя и поверенного обвиняемого.

Судья. Разбирательства по делу этому не будет, так как я признаю его неподсудным себе.

Кистер. Прошу вас, г-н судья, прочитать поданную мною жалобу.

Судья. Я читал уже.

Поверенный кн. Урусова Струков. Я также прошу вас, г-н судья, прочесть жалобу г-на Кистера, потому что мне неизвестно, в чем обвиняется мой доверитель.

Судья читает жалобу студента Кистера, содержание которой приведено выше.

Струков. Дело это я считаю неподсудным мировым учреждениям на основании 219 и следующих за нею статей Уст. угол, судопр., так как доверитель мой, князь Урусов, находится на действительной службе.