Вся эта толпа, которая в богатых домах, конечно, была умыта, приглажена и выряжена в ливреи, в сущности ничего не делала, дорого стоила помещику, но обойтись без многочисленной дворни никто не мог — этого требовало дворянское достоинство, да и весь уклад помещичьей жизни толкал тогдашнее дворянство на то, чтобы обставляться в своей домашней жизни, полной челяди. Эта жизнь крепостного времени была для господ по преимуществу ленивой деятельной жизнью, деятельность в которой сводилась к распоряжению над безответными рабами, которым целью существования ставилась работа на господина; тут естественно выходило, что на каждый пустяк и мелочь в домашнем обиходе оказывалась всегда готовая рука раба, которому одним словом можно было раз навсегда приказать состоять при такой-то работе. Но главной причиной многолюдства домашней челяди оставался, конечно, весь уклад жизни помещика крепостных времен.

«Хотите, чтобы помещик не имел дворни? — спрашивал граф Ф.Г. Орлов. — Сделайте, чтобы он не был ни псовым, ни конским охотником, уничтожьте в нем страсть к гостеприимству, обратите его в купца или мануфактуриста и заставьте его заниматься одним — ковать деньги». «Скажут, что можно быть псовым и конским охотником и гостеприимным хозяином без того, чтобы не прислуживали вам двадцать человек, — справедливо

рассуждает другой современник, — тогда вы должны будете прибегать к найму специальных людей, которых количество хотя втрое меньше, но содержание их будет стоить втрое дороже; куда девать своих? Обратить в крестьян, завести фабрику? С первым же годом будет сопряжено насилие, и оно не удастся, потому что эти люди понатерлись около вас, более или менее образованы по вашей мерке, охотно за соху не возьмутся, и употребить их на такую работу, к которой они не чувствуют склонности, ни способности и которую почитают для себя унижением, жестоко и несправедливо. Да и зачем вам жаловаться, что вас съела дворня? Пусть ест! чем ее у вас больше, тем больше к вам уважения: это вывеска, что живете не для одного себя, а кормите и поите других».

Домашний день в дворянском доме летом распределялся так. Утром чай, потом завтрак, краткое отдохновение, перед обедом закуска. После обеда глава семейства отдыхал, потом подавались кофе и лакомства, потом, позже, чай, наконец следовали ужин и настоящий сон.