Конечно, и в прежнее время большинству известна была трущобная жизнь, может быть без ее детальных осложнений, но никто не старался отыскивать новых пророков, предназначенных вести общество по новому пути.

Конечно, такое направление не может существовать долго!

Приподнятые современными обстоятельствами, трущобные жители, отведав случайно высшей культуры, набив свои карманы свалившимся к ним случайно золотым дождем, вместе с переменою обстановки изменят свои вкусы и направление своих мыслей и впоследствии сами отрекутся от своих первоначальных проповедей. Подобные примеры бывали в истории.

Простой казак Разумовский благодаря поддержке брата превратился в гетмана Малороссии, пирожник Меншиков, став любимцем своего властителя, в правителя России. Конюх Би- рон по капризу правительницы и ее слабохарактерности — в царственное лицо. Все эти лица после своего возвеличения приобрели другие вкусы, другие понятия; а потомки их с ужасом думают о той грязи, из которой вытащила их судьба. Так и настоящие просветители и новые проповедники общественной жизни Москвы со временем примут уклад своих предшественников, старых руководителей (может быть, немного измененный), а потомки их будут лицами, оторванными в жизненном пути от настоящих их трущобных сородичей.

Мы видим, что потомки лиц, вынырнувших из подонков общества, пользуются в настоящее время чуть не царскими почестями, а потомки патрициев древнего Рима служат поденщиками в клоаках нового Рима.

Мне помнится, когда в Англии строился первый колоссальный корабль «Грет-Истерн», то корреспондент, описывая постройку корабля, выразил свое крайнее удивление, встретив в числе поденщиков рабочих строящегося корабля внука поэта лорда Байора, питавшего пламенную страсть к работнице, дочери мелкого лавочника, весьма некрасивой девушке с гнилыми зубами, которая распоряжалась им весьма бсецеремонно.

Общественные перевороты времен Петра I, Анны Иоанновны и Елисаветы Петровны подняли многих со дна общественной жизни до облачного горизонта, что в то время возмущало высших представителей общественной жизни и порождало тогда недовольство прежних главарей.