Так, он в 1300 году обнес Москву крепкой деревянной стеною и заставил братьев своих выехать из Москвы в Тверь, то есть не дал им уделов. Так, он ходил с ратью на Рязань, присвоил себе Коломну, волость князей Рязанских, а самого князя содержал пленным в Москве. Особенно усилилась Москва от присоединения к ней Переяславльской области, которую Даниил получил после смерти своего дяди, князя Переяславльского. От этого приобретения Москва вдруг стала наряду с первыми княжествами, и Георгий, сын Даниила, присоединив к своим владениям еще Можайск, является уже соперником князя Тверского и объявляет свои притязания на великокняжеский владимирский стол. Это домогательство после кровавых междоусобий оканчивается наконец тем, что сын Даниила, Иоанн Калита, делается великим князем, после чего не только он сам переехал жить из Владимира в Москву, но убедил и митрополита Петра переселиться в нее, и с тех пор Москва стала считаться столицею великих князей, а затем и всей России. Митрополиты, переселясь в Москву, много помогали возвышению московских князей, ибо они отлучали от церкви целые города, шедшие против Москвы. Так, Псков, приютивший врага Иоанна, Александра Тверского, должен был со слезами отпустить его в Литву, потому что преемник митрополита Петра Феогност проклял псковичей за их покровительство князю Тверскому.

Постоянно заискивая у хана и возя богатые дары в Орду, Иоанн Калита выхлопотал себе позволение собирать подать со всех городов русских. Это было большим облегчением для народа, потому что татары страшно грабили русских. Но не об одном народе заботился Калита, не забывая и себя при сборе, и даже теснил жителей богатых городов, как, например, Новгорода и Ростова, вследствие чего смог приобрести и оставить детям своим богатые волости. Так, он большею частью посредством денег присоединил к своему княжеству Звенигород, Рузу, Лопасню, Серпухов и Перемышль и помог старшему сыну Симеону, задарив оставленными богатствами татар, утвердиться на московском престоле.