В примыкавших к Красной площади рядах сосредоточивалась торговля оседлая, прикрепленная, в противоположность площадной «походячей» торговле, к определенным местам, обложенным городским тяглом. Фискальный интерес побуждал правительство относиться с особым вниманием к рядской торговле и заботиться о создании для нее удобной и безопасной в пожарном отношении обстановки. В конце XVI в. появляются в рядах каменные торговые помещения. Каковы они были, мы точно не знаем, но надобно полагать, что в удобстве и изяществе они значительно уступали даже тем памятным еще населению Москвы рядам Екатерининской постройки, которые существовали до 1886 г. Наряду с каменными было много, может быть даже больше, деревянных лавок и ларей самого примитивного устройства; о стиле их, вероятно, дали бы вполне точное представление торговые бараки и «киоски», устроенные в наше время на московских площадях, если бы мы были в состоянии вообразить себе эти сооружения в более неприглядном виде. Предупреждение пожаров в каменных и деревянных лавках составляло предмет постоянной заботы для рядских торговцев. Ради него не допускались в лавках жилые помещения и содержались сторожа, дежурившие по ночам на крышах. Те же сторожа оберегали лавки от грабежей, пользуясь сотрудничеством лихих псов, которые привязывались к блокам, дви

гавшимся по протянутым вдоль лавок веревкам. Иноземцы, видевшие московские ряды в XVII столетии, с похвалой отзываются о рядской систематизации товаров, благодаря которой покупатель без труда находил в определенном месте то, что ему было нужно.

При этом европейцы не забывают упомянуть о том, в чем, по их мнению, наиболее сказывалась couleur locale, — рядах иконном и рыбном и «вшивом» рынке. Близость рыбного рынка давала себя знать специфическим запахом, который ясно свидетельствовал о странной для европейца особенности русского вкуса, мирившегося с «тронувшейся» рыбой. Вшивый рынок, по словам Рейтенфельса, назывался так потому, что на нем продавалось старье; Павел Алеппский также говорит, что в ряду, подобном Сук Эль-камлэ, т.е. вшивому или ветошному рынку в Алеппо, торговали всевозможной рухлядью.