Олеарий говорит, что в Москве не проходит месяца или даже недели, чтобы несколько домов, а временами, — если ветер силен, — целые переулки не уничтожались огнем, и что голштинцам иногда по ночам приходилось видеть, как в трехчетырех местах зараз поднималось пламя. В дневнике Корба мы находим любопытные данные по статистике пожаров за время его пребывания в Москве. В конце апреля (по старому стилю) 1698 г., на Пасхе был пожар, истребивший до 600 домов. В конце мая сгорели два дома в Немецкой слободе, 6 июня много домов было уничтожено «губительным» пожаром; в августе в один день сгорело свыше 100 домов. В 1699 г. 30 марта был большой пожар близ Посольского двора, 14 апреля — «гибельный» пожар; 10 июня сгорели два дома в Немецкой слободе и несколько сот домов в городе, 1 июля близ Нарышкинских палат в Белом городе (на Воздвиженке) сгорело 130 домов. Заметим, что статистика Корба едва ли может считаться полной, так как, по всей вероятности, он отмечал только пожары, почему-либо особенно заинтересовавшие его.

Для борьбы с пожарами принимались разного рода меры. Предупредительной мерой было обязательное прекращение топки печей в домах и мыльницах в летнее время: с весны все печи запечатывались объезжими головами. Тушение пожаров возлагалось на пожарную команду, содержавшуюся на средства города и государства. Пожарные, по-тогдашнему ярыжки, получали жалованье от посада до 1629 г., а с этого года содержание их взяло на себя государство, причем число их было увеличено: к прежним 100 человекам прибавлено еще сто. Инструменты для пожарной команды — трубы, бочки и щиты из луба — приобретались на средства казны. Для выездов на пожары ночью должны были дежурить 20 извозчиков, по очереди, на Земском дворе, и туда же извозчики, в том же количестве, являлись днем в случае пожара. Начавшийся пожар возвещался набатом на колокольне местной церкви, и на эту тревогу откликались сторожа, дежурившие в набатных башнях кремлевской ограды: начинался набатный звон в башне той стороны ограды, которая была обращена к части города, где вспыхнул пожар. Хотя правительство заботилось о снабжении пожарной команды трубами и бочками, пожар обыкновенно старались не столько тушить, сколько локализовывать, ломая ближайшие к месту его дома.