Праздничный вид принимала Москва также в дни торжественных аудиенций иноземных послов и церковных процессий. На пути послов, ехавших в Кремль, правительство собирало громадные толпы служилых и посадских людей. Лавки в этот день закрывались, продавцов и покупателей прогоняли с рынков. Делалось это ради возвышения престижа московского царя в глазах иноземцев и населения: первым по расчету правительства должно было импонировать многолюдство царской столицы, а народу демонстрировалось могущество царя, к которому являлись на поклон пышные посольства от иноземных государей.

Самые торжественные крестные ходы бывали 6 января, в день Богоявления, и в Вербное воскресенье. 6 января совершалось освящение воды в Москве-реке у Тайницкой башни — церемония Иордани. В Кремле и на берегу реки расставлялись отряды стрельцов, в процессии шел сам царь в полном царском орнате67, за царем следовала толпа царедворцев, высших воинских чинов и гостей в парадных костюмах. Берега реки, крыши домов и кремлевские стены бывали усеяны бесчисленными зрителями. В Вербное воскресенье происходило шествие на осляти, также с участием царя. Царь, сопровождаемый боярами, выходил с процессией из Кремля через Спасские ворота и отправлялся на Лобное место, где патриарх подавал ему и боярам пальмовые ветви и вербу. По прочтении Евангелия патриарху приводили осла, роль которого исполняла лошадь с приделанными ослиными ушами; патриарх садился на него и направлялся в Кремль. Осла вел, держась за конец повода, сам царь; стрельцы расстилали по пути шествия разноцветные сукна, впереди везли на красных санях большую изукрашенную вербу.

Таковы были официальные торжества, в которых активно выступали только представители церкви и государства, а народу предоставлялась роль простого зрителя. Но были и чисто народные праздники, дни, когда на улице хозяйничала сама народная масса в качестве организатора и исполнителя праздничных потех. Эти праздники всегда встречали суровое осуждение со стороны церкви, видевшей в них пережитки язычества, а вслед за церковью и под ее влиянием с XVII в. и светская власть повела с ними энергичную борьбу, в конце концов увенчавшуюся значительным успехом.

Народные праздники большей частью приурочивались к церковным, но нисколько не теряли вследствие этого своего чисто мирского характера.