В исторических документах находится переписка Ростопчина с нижегородским губернатором Руновским, из которой видно, что в Нижний было выслано 40 французов под присмотром квартального надзирателя Иванова. Ростопчин прика

зал отправить их под караулом в какой-нибудь город Нижегородской губернии.

Иностранцы были поселены в больнице города Макарьева. В мае 1813 года губернатор А. Крюков, заменивший умершего Руновского, просит разрешения перевести французов куда- нибудь в другое место ввиду предстоящий ярмарки, собиравшейся в то время в Макарьеве.

Кроме Нижнего Новгорода, французов ссылали в Ярославль, Саратов и другие города, что видно из переписки тверского, новгородского и ярославского генерал-губернатора принца Георгия Голштейн Ольденбургского от 15 октября, 3 декабря, 10 декабря, 27 декабря 1812 года, 28 февраля 1813 года и вообще в течение всего 1813 года.

Много лиц было выслано за распространение ложных слухов в народе; но были лица, высланные по подозрению административных чинов. По изгнании французов из пределов отечества родственники сосланных иностранцев ходатайствовали о возвращении удаленных лиц в прежнее место своего жительства, в Москву, что можно видеть из переписки главнокомандующего в Петербурге генерала от инфантерии Вязмитинова с графом Ростопчиным. Но не все ходатайства были уважены. Были лица, сильно скомпрометированные, а других, несмотря на тщательные поиски администрации, не могли найти.

Уже в 1814 году многим из сосланных было дозволено выехать на родину, а другим поселиться, по их выбору, в других городах России, за исключением столиц.

В 1812 году Кузнецкий мост процветал; там велась мелочная торговля всевозможного модного и расхожего товара, но оптовая торговля сосредоточивалась в Китай-городе, где в старинных амбарах, палатках и лабазах хранился у оптовиков всевозможный товар для массовой продажи его московским и иногородним торговцам.

Пожар 1812 года все истребил.