На сцене и в оркестре появилось около сотни его собственных крепостных людей, и хотя между большою и малою пьесами проплясали балет, и все сошло как нельзя лучше, хозяин рассыпался в извинениях насчет бедности всей обстановки, которую он приписывал рабочей поре и жатве, отвлекшей почти весь его народ, кроме той горсти людей, которую успели собрать для представления. Однако самый театр и декорации были очень нарядны, и исполнение актеров весьма порядочное. В промежутках разносили подносы с фруктами, пирожками, лимонадом, чаем, ликерами и мороженым, а ароматические курения сжигались в продолжение всего вечера». Великолепны были и другие подмосковные — княгини Сибирской, Небольсино — Демидова; Отрада — Орловых, Марфино — Салтыковых, Думашево — Болтина, Вяземы — князя Б.А. Голицына; Покровское-Стрешнево, знаменитые шереметевские подмосковные Останкино и Кусково и многие др. От Кускова, говорят старожилы, и судя по воспоминаниям мемуаристов это верно, остались только следы прежнего великолепия, но надо видеть эти «следы», представляющие собою еще и теперь зрелище большой красоты и вкуса; парк Кускова, его озеро, затейливые беседки и павильоны, красота видов и сочетание групп зелени до сих пор делают Кусково одной из достопримечательностей Москвы.

Конечно, не все подмосковные сплошь были дворцами. Дома людей среднего достатка ничего замечательного из себя не представляли. Типом средней руки дома была деревянная постройка, большая и громоздкая, сажен 12 и больше длиною, с огромной, пролетной залой, глубокою и столь же широкою гостиной; над домом возвышалась шатром крыша без всяких размеров. Такие дома строили обыкновенно свои плотники, руководясь сметкой и не особенно заботясь об архитектурной красоте своих созиданий. Касательно помещиков недостаточных должно сказать, что их жилые постройки большею частью состояли из двух деревянных связей, разделенных сенями, которые, однако же, впоследствии обращались иногда в приемную комнату, сени же прорубались с боков; все это было крыто соломенными снопиками, иногда тростником, редко тесом, а чаще всего перебитою соломой. У некоторых господ бывали и небольшие домики, выстроенные хотя и прочно, но относительно законов симметрии кое-как. На этих домиках зачастую на переднем их фасе, между ужасными простенками, бывали только четыре окна, и под крышею торчала одна безобразно широкая и кривая труба, размалевываемая только для приезда гостей или для праздника известью.