На третий день свадьбы пированье для молодых и всех гостей было у тестя и тещи молодого князя, причем после обеда они и все их гости дарили молодых различными подарками. Этим и оканчивалось свадебное «веселие».

На всем этом веселье, по замечанию Котошихина, «девиц и мусик никаких не бывает, кроме того, что в трубки трубят и бьют в литавры». Этой музыкой заведывал тоже ясельничий. Когда молодые приезжали из церкви домой, «и в те поры ясельничий повелит играть потешникам в сурмы и бубны, тихо, чинно, немятежно, благолепно, доброгласно».

«Как, милостию Божьей, совершится свадьба, и молодой князь с княгиней вступят в домашнюю жизнь», тогда они приносили благодарение родным и почетным гостям и устраивали для них у себя свадебный «отвод», ответный пир, как это уложено было старыми людьми и соблюдалось «без всякой порухи, чтобы не было на смех и на позор».

Молодые прежде всего должны были сообразить: есть ли припасы, кого чем потчевать? есть ли «достаток на все харчи и проторы?». При этом все расходы должны были совершаться по силе и достатку и на свой «истинник», а не в «надсаду» и не в

долг. Если на отвод хватало средств, то молодые призывали старого человека, «зватого», который бы смыслил свое дело, знал, кого и как позывать по старому обычаю. Угостив его с почетом, молодой князь говорил ему: «Придумалось-де мне с княгиней справить свадебный отвод про родных и добрых людей, как ведется исстари. А на тот отвод просим позывать, сватушка, дорогих гостей». При этом молодой называл всех непременно по имени и отчеству, «с поклоном и почетом», кого хотел пригласить к себе на отвод. Когда он кончал свою речь, молодая княгиня подавала зватому хлеб-соль на полотенце и молвила только поклон отцу с матерью: «Ино то не женское дело, кого звать и кого чествовать и как чему быть; да и не стать вслух, при людях, своим умом наказывать; на то есть глава — муж законный, на то есть совет без людей, с очи на очи».

Отпустив зватого, молодые приглашали стряпуху, выдавали ей всякие припасы, причем княгиня старалась чествовать ее, «чтобы от нее в людях была слава хорошая». Снаряжали столы дубовые, вынимали скатерти и всякую «рухлядь» из женина приданого, «чтобы гости видели, чем наделил родимый батюшка с матушкой в замужество».