«И мысля о том многие дни», приказывал думным дьякам составить свадебные разряды и в них «расписать на роспись» всех лиц поименно, кому «на своей царской радости» быть в каком чину, и при этом объявить указ, чтобы все пожалованные в свадебные чины отнюдь не спорили о местах своих и не тягались с другими из-за своей знатности и родовитости, но чтобы все в чинах своих были «не по родам и не по чинам и не по местам, а где кому в каком чину указано быти, и тому по тому и быти». При этом добавлялось, что если кто породой своей, или местом, или чинами в свадебном деле учинит смуту, «и в том свадебном деле учинится помешка, и того

за ослушание и смуту казнить безо всякого милосердия, а поместья его и вотчины взять на царя». Вместе с этим указывалось тем свадебным случаем и впредь не пользоваться и в место себе не ставить его, не гордиться им и из-за него не ставить себе выше, а других поносить — иначе тоже угрожали великая опала и наказание.

Все свадебные чины пользовались в свое время большим почетом и принимались за особую царскую милость к пожалованным на те или другие свадебные должности. Последних было довольно много, а количество исполнявших их лиц и еще больше.

Первое место между свадебными чинами занимал тысяцкий. Это звание считалось самым важным и самым почетным и предоставлялось царским родственникам или же первейшими сановникам. На свадьбе тысяцкий должен был неотлучно быть при женихе и водить его под руку во время переходов из одной палаты в другую. С течением времени посаженый отец занял место тысяцкого при женихе, а тысяцкий стал уже вторым лицом после него и «в поезду большим человеком».

Среди женских чинов первою была тысяцкого жена. Впрочем, особа с таким названием встречается только однажды — на свадьбе великого князя Василия Ивановича. Она находилась безотлучно при невесте, чесала ей голову и осыпала жениха с невестой. На других свадьбах эти обязанности исполняли старшие свахи.

Посаженый отец занимал на свадьбе место отца новобрачных. Он был первым лицом на свадьбе, пользовался самым большим почетом, заседал в самом большом месте за столом, а потому выбирался обыкновенно из царских родственников, а на свадьбах удельных князей посажеными отцами были сами цари. На первой свадьбе царя Иоанна Васильевича посаженым отцом был брат его князь Юрий Васильевич, а на свадьбах князей Юрия Васильевича и Владимира Андреевича — сам царь Иоанн Васильевич.