Избавленная от крамол боярских, Москва является опять тем, чем была до Дмитрия, и с юным царем своим продолжает трудиться и собирать для всего народа русского: она вместе с Михаилом присутствует при казни врага спокойствия — Заруцкого, — усмиряет казаков, борется с поляками и шведами за русские области.

После окончания войны с поляками возвращенный из плена Филарет Никитич был сделан патриархом и стал вместе с молодым государем заботиться об устройстве государства, которое находилось в самом плачевном состоянии, а Москва была выжжена поляками: Китай, Белый и Земляной города были превращены в пепел, все сгорело, кроме внутренних строений Кремля и слобод за Яузой. Но хотя Кремль не был выжжен поляками, зато здания были совершенно разорены и ограблены ими: золотая царская и другие палаты остались без крыш, полов, лавок, дверей и окон. Храмы до того были разорены, что в них нельзя было служить.

Михаил Федорович велел строить каменные дома вместо деревянных и завести богадельни при церквях и монастырях. То же делал и Алексей Михайлович. Но с Петра Великого Москва начинает утрачивать свое значение как столица всей России.

Государь, не находя сочувствия к преобразованиям в своей столице, оставил ее каменные дворцы и палаты и перешел жить со всем двором в плохо выстроенный деревянный дворец Петербурга, город без прошедшего, но с сильной надеждой на

будущее. Оставив Москву, Петр все-таки заботился о древней столице московских государей. От частых пожаров появились опять скоро домы, то есть неправильные, наскоро выстроенные дома, которые портили размер улиц не только Белого города, но самых аристократических частей города Москвы, как Китай-город и Кремль, в которых снова теснились шалаши, мазанки и печуры; беспорядок и теснота строений давали пищу новым пожарам и мешали проезду экипажей. Петр велел снести все эти безобразные пристройки и придать более правильный вид улицам. В 1708 году он повторил указ строить в Кремле и Китае каменные здания людям всяких чинов, а в 1712 году дозволил строиться желающим на землях, принадлежавших прежде стрельцам и оставшихся пустыми после выселения и казней последних; также разрешил он в Москве вольный торг кирпичом, камнем, глиной и известью. В июне 1714 года велел строить каменные дома даже в Земляном городе и отменил этот указ, только снисходя к недостаточности средств жителей этой бедной части города.