Москва, платящая ежегодно более восьмисот тысяч пособия московскому земству, вправе требовать хотя сколько-нибудь сносных путей сообщения в близлежащих к городской черте местностях. За что же другое и платит Москва ежегодно 800 000 земству?

Пресловутое земство, оправдываясь в этом вопиющем налоге на городских жителей, формулируя его необходимость, ставило на вид, что земство способствует удобству подвоза продуктов хорошими путями сообщения из окружающих Москву местностей. В сущности, весь подвоз к городу транспортируется по железным дорогам.

Земство, получая от города огромное пособие, не исполняет даже самых прямых и необходимых своих обязанностей относительно путей сообщения, и если бы подобным образом поступило частное лицо, то, конечно, тотчас привлечено было бы к судебной ответственности. Но земство гарантировано законодательным пропуском подлежащих статей.

Конечно, если бы наша дума была настоящим хранителем городских интересов, а не говорильным quasi-парламентом непризнанных ораторов, то давно обратилась бы с ходатайством к высшей власти избавить ее от опеки земства. Но она занята более прославлением либерализма разных самолюбий, чем общественной пользой, и потому оставляет все по-старому.

Земство же вымогает все, что можно от города, не предоставляя ему ничего. Даже устроенные прежде шоссейные дороги для городских жителей обложены налогами до невозможности.

Конечно, земство вместо дорог, обещанных москвичам за получаемые с них ежегодно 800 000 рублей, устроило много весьма полезных сельских школ, но чтобы попасть в эти школы, нужны дорожные сообщения, которых не имеется. Притом делать благодеяния жителям деревень на чужой счет (так как деньги принадлежат жителям Москвы) не совсем правильно. Благодетельствовать на чужой счет было правилом в шестидесятых годах, но в настоящее время это миновало.

Мы считаем, что установление хороших пригородных дорог кругом Москвы обязательно не только в фактическом, но и в нравственном отношении.