Посаженый отец должен был сопровождать жениха из внутренних покоев в столовую избу и отсюда, получив известие о прибытии невесты в Грановитую палату, идти туда и посылать боярина звать государя в палату.

Посаженая мать выбиралась всегда из ближайших родственниц. Она находилась всегда при невесте и сидела за столом в большом месте. На последних свадьбах она осыпала молодых и кормила государыню в сеннике кашей.

Дружки выбирались с жениховой и невестиной стороны, с каждой по два, иначе дружка и подружье. Чин их был таков: они созывали гостей на свадьбу, на свадьбе говорили речи от

царя и от тысяцкого и рассылались с дарами от молодых. Когда жених, приготовившись к венчанию, выходил в Золотую палату, дружки посылались к невесте звать ее в Грановитую. В Грановитой палате во время последних сборов к венчанию старший дружка резал перепечу и сыр, а мдадший подносил их вместе с ширинками царю и гостям. При выходе жениха и невесты они шли впереди.

Свахами выбирались преимущественно жены дружек и также разделялись на старших и младших. Чин их был таков: «царицу укручивают, и оберегают, и платье надевают, и снимают». Они обязаны были неотлучно быть при невесте и всюду водить ее под руки, где ей приходилось ходить, и усаживать за стол и в сани.

Были еще две особо почетные обязанности — «выдавать» молодую и «вскрывать». Эти обязанности исполнял или посаженый отец, или же ближайшие государевы родственники. Обряд выдавания совершался в первый день свадьбы, а вскрывания — во второй. Выдавали мужу молодую в дверях Грановитой палаты, когда молодые отправлялись в сенник. Вскрывали молодую в сеннике, подымая стрелой ее головной покров.

Поезжане выбирались из бояр, из детей боярских и дворян с их женами. Они ожидали у Красного крыльца выхода молодых к венчанию. Когда трогался свадебный поезд, одни из них ехали впереди, а другие следовали за санями невесты. Тот же порядок соблюдали и при обратном шествии. Для торжественности и многолюдства поезжан набирали всегда в большом количестве.

Сидячие бояре и боярыни выбирались со стороны обоих молодых, кажется, не для исполненния каких-либо обязанностей, а для почета. Они сидели за столами на особых почетных местах, выше других гостей.