Свидетели, арестанты Кейзер, Комаев и цеховой Лавров, показали, что Храповицкий бросал деньги зря; арестантам, отправлявшимся в Сибирь, давал на дорогу по 70 рублей, за полштофа водки платил по 30 рублей и по 50 рублей за то, чтобы арестанты носили его на руках по коридору. Храповицкий говорил, что Симонович — его управляющий, от которого он получил 20 000 рублей и ожидает еще 50 000 рублей.

Невеста Симоновича, Масленникова, объяснила, что подсудимый Симонович жил у ее матери нахлебником с платою по

16    рублей в месяц и занимался медицинской практикой.

Наконец было прочитано показание некоего Студзинского, жившего вместе с Храповицким в городе Грязовце Вологодской губернии. Из этого показания видно, что Храповицкий в месте своей ссылки жил в большой бедности; во все время пребывания своего там он получил только 30 рублей; умер в январе 1867 года в такой крайности, что его не на что было похоронить. Перед смертью он жаловался на Симоновича, причем говорил: «он за мое дело посидит годика четыре в остроге!».

Товарищ прокурора, поддерживая обвинение Симоновича, указал на желание Симоновича обогатиться на чужой счет, для чего, чтобы выгородить себя, он, выдавая Храповицкому 2000 и 7000 рублей, берет с него расписки в полной сумме; но передача и этих незначительных сумм Храповицкому им ничем не доказана, наконец на невероятность того, чтобы он не знал о несуществовании имения, которое закладывал, а потому выразил убеждение, что присяжные признают подсудимого виновным.

Защитник подсудимого, обратив внимание присяжных на несостоятельность улик против его клиента, сказал, что он уверен, что присяжные по одному только подозрению, возбужденному против Симоновича, не произнесут о нем обвинительного приговора.

Присяжные признали Симоновича виновным, но заслуживающим снисхождения, и суд приговорил: лишив его всех особенных прав и преимуществ, сослать на житье в Вологодскую губернию.

Дело о директоре Московской консерватории, губернском секретаре Николае Рубинштейне, об оскорблении им дочери действительного статского советника девицы Веры Щебальской (Мировой суд)