Слабое развитие колониальной торговли в Москве в то время, бездорожье окрестностей и вообще невозможность добыть что-нибудь особо выдающееся в тогдашних магазинах поневоле вынудили графа обходиться собственными средствами и запасами. Немедленно были посланы нарочные в подмосковные имения графа, откуда были доставлены померанцевые, лимонные, лавровые и другие деревья, наполнявшие оранжереи, и ими украшены московские палаты графа. Всю провизию и фрукты тоже доставила вотчина С.С., и роскошный бал, осчастливленный присутствием государя, состоялся при тысячной публике русского дворянства. Оркестр, прислуга были свои, и провизия к ужину не покупная. Великолепный бал стоил графу всего пять тысяч ассигнациями. Конечно, там не было ничего сверхъестественного, показного, ни мартовской землянки, ни январских вишен, ничего ненатурального и противного природе и климату, а было то, что соответствовало времени и стране.

Большинство руководителей дворянского общества, дававших ему тон, состояло из бывших деятелей александровского и николаевского времени или их потомков и из лиц, не стремившихся играть роль в петербургской администрации, а потому независимых в своих мнениях. Все, что они делали для поддержания силы дворянской партии, было без корысти, безо всякого расчета на какое-нибудь возмездие в будущем. Многие достаточные люди, оказывая протекцию друзьям, старались по возможности скрыть свое участие в добрых делах. У большинства состоятельных дворян был всегда открытый стол для всех близко знакомых людей. Стол без особо изысканных блюд, но сытный и приготовленный из свежей, весьма нередко домашней, провизии. Кормить всех соседей за своим столом было такой обычной формой гостеприимства, что никто не считал это какой-либо заслугой в отношении своих знакомых.

Были обычные дни званных обедов: тогда всякий не позванный на пиршество не позволял себе вторгнуться в намеченное без него общество.

В случае неудачи в делах по имению всякий мог ожидать помощи от друзей и родных. Предводители дворянства считали своей прямой обязанностью спешить на помощь своим дворянам.