На этом осмотре доверенные царя должны были выбрать самых красивых девиц и составить им особую роспись. Красавиц этих к назначенному сроку нужно было доставить в Москву, и здесь их ожидал еще смотр, более подробный и тщательный, в присутствии самых близких к государю лиц и самого царя. «Московские государи, — говорит Павел Иовий, — желая вступить в брак, повелевают избрать из всего царства девиц, отличающихся красотой и добродетелью, и представить их ко двору. Здесь поручают их освидетельствовать надежным сановникам и верным боярыням. Наконец после долгого и мучительного ожидания родителей та, которая нравится царю, объявляется достойной брачного с ним соединения, прочие же соперницы ее по красоте, стыдливости и скромности нередко в

тот же самый день, по милости царя, обручаются с боярами и военными сановниками. Таким образом московские государи, презирая знаменитые царские роды, подобно оттоманским султанам, возводят на брачное ложе девиц большей частью низкого и незнатного происхождения, но отличающихся тилес- ной красотой».

Для выбора невесты великому князю Василию Ивановичу было записано 1500 девиц. При выборе третьей супруги царю Ивану Васильевичу «из всех городов свезли невест в Александровскую слободу, и знатных и незнатных, числом более двух тысяч». В Москве их размещали в особом доме, разделенном на отдельные помещения, с 12 кроватями в каждом. Красавицы, свезенные со всего государства, ожидали здесь своей участи. Одна из них, которая сама была на смотре царя Ивана Васильевича, передала любопытные подробности об этих днях своей жизни. Рассказ относится ко времени избрания царем третьей жены — Марии Васильевны Собакиной, дочери новгородского купца. Царь повелел своим князьям и боярам дочерей своих, которые к замужеству достойны, привезти всех в Москву. На пребывание им был устроен дом преизрядный, изукрашенный, со многими покоями; во всякой палате было 12 постелей, для каждой девицы особо. Все девицы в том доме и пребывали, ожидая царского осмотра.