Мировой съезд вследствие жалобы Рыбаковых постановил решение мирового судьи в отношении них, Рыбаковых, утвердить, а Новомейского и Феоктистова подвергнуть семидневному аресту. Дело это по жалобам обеих сторон восходило до рассмотрения Правительствующего Сената Кассационного департамента94, который признал решения мировых учреждений неправильными: в отношении Рыбаковых потому, что не были спрошены некоторые выставленные ими свидетели, а в отношении Новомейского и Феоктистова потому, что они совершили проступок при исполнении ими обязанностей службы и, следовательно, подлежат ответственности в административном порядке; почему означенное дело и передано на рассмотрение московского столичного мирового съезда 1-го округа. На суд явились одни лишь Рыбаковы: муж и жена.

Председатель (Рыбаковым). Свидетели здесь?

Рыбаков. Нет-с, их нет.

Председатель (прочитав жалобу Рыбаковых). Что можете вы добавить к этой жалобе?

Рыбаков. Мы ехали из Царицына; я взял три билета; вагон был битком набит, так что мне негде было сесть, я и стоял. Дама одна мне говорит: что вы стоите, снимите вот чемодан да и сядьте. Я взял и снял чемодан. Тут явился какой-то офицер Неронов и позвал обер-кондутора, который стал меня тащить вон из вагона и разбил мне щеку; жена моя испугалась, ухватилась за меня, а обер-кондуктор с начальником станции стали отрывать ее, повывихали ей руки, нанесли побои, сорвали шляпку и шиньон, разорвали мантилью и оставили нас в покое тогда только, когда другие уже стали заступаться за нас. Когда все успокоилось, я сел, а жена села ко мне на колени, потому что места не было.

Председатель (Рыбаковой). А вы что можете дополнить?

Рыбакова. Ничего-с.

Товарищ прокурора в заключении своем сказал, что дело по жалобе Рыбаковых на оскорбление их Новомейским и Феоктистовым должно сообщить на рассмотрение начальства сих последних, так как они находились при отправлении должности; относительно же спроса свидетелей, так как Рыбаковы сами их не представили, то для суда не обязательно вызывать их. «Я не вижу, — продолжал он, — особенно уважительных причин подвергать Николая Рыбакова четырехдневному аресту, когда другие соучастники его приговорены лишь к штрафу в два рубля; а потому и полагаю подвергнуть его как главного виновника тоже штрафу в размере пятнадцати рублей серебром, а в остальном приговор московского уездного мирового съезда утвердить».