Когда так или иначе первое сватовство оканчивалось благоприятно, и близкие родные невесты на семейном совете приговаривали выдать ее замуж за предложенного жениха, то отец ее или тот, кто заступал его место, немедленно же приступал к составлению росписи приданого, какое он мог дать за невестой: образами, серебряной и иной посудой, платьями, деньгами, вотчинами, дворовыми людьми и т.п. Составленная роспись отсылалась к сватам, приходившим со стороны жениха. Невеста во все это время оставалась в полном неведении относительно всего, что происходило между ее старшими и что так близко касалось всей судьбы ее. «Люди, хоть сколько-нибудь знатные, — говорит Олеарий, — воспитывают своих дочерей в недоступных никому покоях, держат их сокрытыми от сторон них людей». «Желающий жениться, — по словам Г. Тетрея, — и посватать за себя чью-нибудь дочку, беден ли он или богат, дворянин или нет, высшего или низшего звания, он не может свататься сам и лично переговорить с девушкой: это бы осрамило его». Даже родители девушки сообщали ей о том, что она невеста, уже тогда, когда все предварительные переговоры о сватовстве и приданом оканчивались.

Сваты передавали роспись жениху, и если жених соглашался на приданом по росписи, то посылал сватов к невестиным отцу и матери с просьбой показать ему невесту. Отец и мать отвечали посланным, что они рады показать свою дочь, только не самому жениху, а его отцу или матери, или сестре, или другой какой-либо замужней родственнице, «кому он, жених, сам верит». По этому обещанию жених посылал доверенное лицо смотреть невесту. Родители невесты в назначенный день созывали родных, приготовляли ее, наряжали в хорошее платье и усаживали за стол. Когда приезжала «смотрельщица», ее с честью встречали и с почетом сажали за стол рядом с невестой. Начиналось угощение смотрелыцицы обедом, а она тем временем переговаривала с невестой о всяких делах, выведывала ее разум и речи, всматривалась в лицо ее, очи, приметы, чтобы рассказать жениху, «какова она есть». Любопытство смотрельщицы не ограничивалось одними разговорами и осмотром лица. Осмотр был самый подробный и тщательный. С интересными подробностями описал его Петрей. «Если отец, — говорит он, — или приятели жениха попросят, чтобы жених еще до свадьбы посмотрел и полюбовался на невесту, родители ее отвечают на то отрицательно и говорят, чтобы он спросил про нее других, которые ее видали; им известно, какова она: этого и будет с него до венчания.