Тогда на обеденном столе появлялись разного рода соленья, зернистая икра, шти, уха, рассольное, жареная рыба, овощи. И постная пища и скоромная обильно приправлялась разными пряностями, луком, чесноком, шафраном. Званые обеды отличались не столько разнообразием кушаний, сколько их количеством.

Около обеденного стола стоял поставец с напитками: пили водку, квас, пиво, мед и виноградные вина.

Водка, квас и мед были, кажется, любимыми напитками, не всегда употреблявшимися в меру. Особенно много хмельного пили во время званых обедов. Любезный хозяин в своих заботах о гостях доходил часто до того, что многие из гостей падали под стол, и их приходилось выносить на руках из избы для отрезвления. Для напитков употребляли ковшики, чарки, кубки и братины, овкачи, болванцы. Сосуды были серебряные, большей частью позолоченные, самой различной формы. Попадались сосуды и иностранной работы, часто украшенные чеканными фигурками, представлявшими целые картины, иногда мифологические по сюжету.

Боярин держал себя за столом довольно свободно, вытягивался и зевал; он рыгал и вообще ни в чем не стеснялся. Иностранцы говорят с омерзением о таком способе обедать.

Пересмотревши после обеда посуду, боярин ложился спать. После обеденного отдыха боярин снова отправлялся во дворец, засиживаясь иногда там до позднего вечера. Остаток дня до ужина боярин проводил в семье. После обычного ужина снова зажигались лампадки, и все шли к вечернему молитвословию, после чего весь дом погружался в глубокий сон. В кануны праздников, среды и пятницы и в посты боярская чета спала отдельно, каждый на своей половине.

Несколько по-иному складывался «будничный обиход» для боярыни. Если муж разрешал жене управлять домом, ей приходилось выносить на своих плечах всю тяжесть домашнего хозяйства, расплачиваясь собственной спиной за все его недочеты.