Идея мужика заинтересовала царя, и изобретателю были выданы деньги на постройку крыльев из слюды. Первый опыт состоялся перед приказом, в присутствии начальника приказа князя Троекурова и толпы любопытных: мужик, перекрестившись, стал надувать мехи своего авиационного аппарата, но на воздух подняться не смог и сказал, что крылья слишком тяжелы. Были вновь выданы деньги на более легкие крылья, из кожи, но и второй опыт окончился неудачей — мужик не полетел. Дальнейших опытов Троекуров не допустил, а авиатора присудил к батогам и взысканию денег, затраченных на осуществление его затеи.

Красная площадь имела преимущественно торговый характер. На всем протяжении ее целый день шла бойкая торговля вразнос. Здесь толклись разносчики со всевозможными товарами, начиная с принадлежностей костюма и кончая разного рода снедью, которая тут же потреблялась покупателями; работавшие среди толпы, под открытым небом, портные, сапожники и уличные ювелиры еще более оттеняли восточный характер площадного торга. Близ Лобного места стояли женщины продававшие холсты и кольца с бирюзой; они же, по словам Олеария, кроме своего товара, предлагали покупателям «кое- что иное». Рынок выдвигался за пределы площади и спускался по скату холма вниз к реке, к живорыбным садкам и Москворецкому мосту, на котором также сидели мелочные торговцы, рядом с женщинами, полоскавшими в реке белье. Торговля велась и на мостах у кремлевских ворот, Спасском и Никольском.

На первом разносчики и небольшие лавочки торговали преимущественно книгами, рукописными тетрадями и картинами на листах. Особенно большое скопление народа бывало на площади в базарные дни, среду и пятницу, когда в город съезжались крестьяне из окрестных деревень, но и в другие дни недели она привлекала не только толпы торговцев и покупателей, но и сотни гуляющих, или «праздношатающихся», как их называет Олеарий, для которых рынок был своего рода демократическим клубом.

Близ Спасского моста ютилась одна из характернейших достопримечательностей старой Москвы — Спасский, или поповский, крестец.