Довольно часто крестьяне обращаются за ссудой на семена и продовольствие в виде заемного хлеба, который они должны были возвращать из следующего урожая. Впрочем, крестьяне нередко подавали челобитье о сложении недоимки по разным соображениям. Князю Одоевскому крестьяне подавали челобитья о сбавке с них тяглой земли, о разрешении некоторое время пожить в бобылях, «а как меня Бог справит, — говорится в одном прошении, — и аз рад жить за вами, государи, по-прежнему в крестьянах».

Подавались челобитья об отозвании приказчика, «потому что нас, сирот, бьет и мучает не про дело, а без вины, и многих нас, сирот, изувечил и глаза подбил, у иных скулу переломил, посылает нас на работу до света за два часа, а с работы спущает в час ночи». На все такие челобитья вотчинник давал ответ, писавшийся тут же на челобитной. Иногда резолюция была окончательной, иногда требовались предварительные справки либо от приказчика, либо от всего мира. Так, когда шла речь о сбавке тягла, князь Одоевский писал крестьянам в лице старосты и выборных: «допросить всех крестьян, можно ли ему на том тягле быть, и будет не можно, и с него тягла сбавить и положить, на кого миром укажут, а на нем тягла оставить по силе». Часто на основании заявлений мира вотчинник отвечал отказом: «все крестьяне сказали, что ему можно на том тягле быть.». Можно сказать утвердительно, что во всех случаях, когда шла речь о сбавке тягла и о переложении его на более состоятельного, обращались к решению крестьянского мира.

Не всегда боярин доверял челобитью крестьян: так, в одной челобитной крестьяне одной из морозовских вотчин просили об уменьшении оброка, ссылаясь на неурожай. Морозов не удовлетворил просьбы крестьян, ссылаясь на недостаточную мотивировку: так как у соседнего монастыря в то же лето был хороший урожай, то в неурожае виноваты сами его крестьяне своею леностью. Между боярином и приказчиком поддерживалась постоянная переписка. Обыкновенно из Москвы отдавались приказчику соответствующие хозяйственные распоряжения о начале работ, о производстве разных усовершенствований в хозяйстве. Хотя приказчик являлся только исполнителем хозяйских поручений, но фактически ответственность за ход сельскохозяйственных работ лежала на нем.