Кроме этих общих и частных крестных ходов, бывали еще случайные и особенные: при встрече чудотворных икон и св. мощей, при вступлении святителей на паству, при проводах государя на войну и при встречах его после победы, а также при основании и освящении церквей и монастырей. История Москвы представляет тому многочисленные примеры. В XVIII веке замечается уже постепенное уменьшение крестных ходов, пока, наконец, митрополит Платон не издал в 1800 году Учреждения, по которому и теперь совершаются крестные ходы в Москве.

Все крестные ходы московские разделялись на большие и малые. Различие между ними выражалось в неодинаковом количестве и неодинаковой важности носимых икон и других священных предметов, а отчасти в неодинаковом числе участвовавшего в них духовенства. В старых записях это различие обозначалось следующими выражениями: «ход большой со кресты и с чудотворными иконами» и просто «ход со кресты». Особую торжественность и великолепие получали большие ходы от участия в них патриарха и царя. И патриарх и царь непременно сопутствовали крестным ходам, если этому не препятствовали какие-либо сторонние обстоятельства, например, отлучки, болезнь, непогода. Торжественность патриаршего служения в этом случае увеличивалась сослужением с ним всех наличных в

Москве духовных властей и несением в ходе всей московской святыни. Царь сам подымал иконы из своих придворных церквей — Спаса Нерукотворного и Благовещенского собора — и выходил «к ходу» в Успенский собор в наряде Большой казны, окруженный боярами. Впереди шли стольники, стряпчие, дворяне, приказные люди и гости, по два или по три человека в ряд, начиная с младших. Государя вели под руки стольники из ближних людей. Впереди этого шествия шел постельничий, за которым стряпчие несли царскую стряпню, полотенце, стул, подножье. Царицы и царевны в крестных ходах обыкновенно не участвовали. Когда царевна Софья Алексеевна в 1689 году последовала за крестным ходом в Казанский собор, тогда брат ее царь Петр «неприлично то дело быти глаголаше, за особое лицеея и за необыкность, и она того не послушав, исполнила по воле своей, а Петр не пошел за крестами и уехал в Коломенское».