Пять месяцев трупы не убирались с мест казни, и только в марте 1699 г. было преступлено к вывозу их, который, по словам Корба, представлял зрелище ужасное и необычное у более образованных народов: тела клались на повозки в беспорядке, многие были полуобнажены, везли их к могильным ямам, как заколотый скот на рынок. Казни возобновились в феврале 1699 г. 1, 3 и 4 февраля было обезглавлено свыше 400 человек; 3-го казнили на Красной площади и на Болоте, 4-го — в Преображенском, где, как говорили, сам Петр отсек головы 84 стрельцам.

Самыми обычными видами казни были повешение и отсечение головы; применялись также в качестве кары за более тяжкие преступления сажание на кол, четвертование и, в конце XVII в., колесование. Женщин, убивших своих мужей, закапывали по шею в землю и оставляли в этом положении до самой смерти. Рейтенфельс наблюдал в Москве «потрясающую», по его словам, картину такой казни: двум женщинам, зарытым по шею, попы читали молитвы, зажегши вокруг этих живых покойниц восковые свечи, а возле стояла стража, сменявшаяся днем и ночью. По ходатайству царицы эти две женщины, проведя три дня в своих могилах, были освобождены из них и почти здоровые поступили в монастырь. Такой исход может быть объяснен только исключительно сильным заступничеством за осужденных, так как по закону все ходатайства за мужеубийц, даже со стороны самых близких родственников, отвергались. Бывали случаи, когда закопанные женщины томились в земле по шесть и даже по двенадцать дней.

Мы рассмотрели главнейшие типичные явления повседневной уличной жизни в старой Москве. Но, кроме них, были еще не менее характерные в своем роде особенности, присущие только местам, где сосредоточивалась деловая и официальная жизнь. Такими местами были Кремль и главный московский рынок — Красная площадь с торговыми рядами.

С раннего утра Кремль представлял чрезвычайно оживленную картину. Сюда съезжались по делам и на поклон к царю служилые люди всяких рангов. Большинство являлось верхом на конях, в сопровождении слуг, которым кони отдавались под охрану до отъезда из Кремля. Скапливалась громадная толпа челяди, и разыгрывались чрезвычайно характерные сцены: дворовые люди свистали, бранились, скакали на лошадях, заводили драки и кулачные бои, всячески задирали прохожих, особенно иноземцев.