В древности великокняжеские дворы заключали в оградах своих храмы Божьи, хоромы княжеские и все, что составляло чин правления и хозяйства государева. Тут на дворцах, или малых дворах, жили: духовенство, бояре, дружина, художники и ремесленники; здесь хранились сокровища и припасы.

Двор великокняжеский и царский на Москве занимал с самого основания Москвы то же самое место, которое занимает и теперь, и его эпохи как будто соответствовали эпохам России. Сначала, когда еще существовали уделы, и двор великого князя состоял из многих отдельных хором и изб за общею оградой. Царь Иоанн Васильевич III, совокупив уделы, подвел и под все удельные здания своего двора общее каменное основание и соединил сенями, или переходами.

При императрице Елисавете набережные здания двора царского были разобраны, и построен дворец в итальянском вкусе, примыкавший со стороны Красного крыльца к Грановитой палате. Императрица Екатерина имела мысль, по проекту Баженова, обратить весь Кремль в один громадный дворец; но посреди его исчезла вся маститая древность Кремля. Теперь все

заветное цело, двор царский на старом месте, и новый императорский дворец составляет одну нераздельную связь и воссоздание под общим кровом существовавших некогда палат: Средней золотой, Столовой и Набережной, или Посольской.

Воробьевы горы

Не горят златыми льдами,

Ни пурпурными снегами,

Средь небесной синевы,

Их венчанные главы;

С ребр не хлещут водопады;

Бездны, воя и шумя,

Не страшат пришельца взгляды,

Ни пугливого коня;

Но люблю я эти горы В простоте веселой их,

Их обрывы, их уборы Перелесков молодых.

Там любил я в полдень жаркий В тишине бродить. Вдали Предо мною лентой яркой Волны резвые текли;