Поэтому царь не ограничивал своего выбора дочерьми своих близких князей и бояр или семьями ближайших бояр московских, но искал себе невесту со всей своей вотчины, которой была вся Русь.

Такой выбор, естественно, требовал поголовного смотра всех девиц Московского государства. Для этого в Москве составлялась царская грамота и посылалась ко всем помещикам Руси, разделенной для удобства на округа, с наказом, чтобы помещики везли всех своих дочерей-девиц в город для смотра. В областные и другие города царь посылал доверенных людей из окольничих и дворян с дьяками, которые вместе с наместниками и воеводами должны были пересмотреть всех девиц назначенного округа. Конечно, помещики под опасением опалы обязаны были отнюдь не укрывать своих дочерей и не мешкать с привозом их в город. Когда царь Иван Васильевич готовился к первой женитьбе своей в 1546 году, то им были посланы такие грамоты в Новгород и Вязьму:

«От великого князя Ивана Васильевича всея Руси в нашу отчину в Великий Новгород, в Бежицкую пятину, от Новгорода верст за сто и за полтораста, и за двести князем и боярам.

Послал я в свою отчину в Великий Новгород окольничего своего Ивана Дмитриевича Шейна, а велел я боярам и своим наместникам князю Юрию Михайловичу Булгакову да Василию Дмитриевичу да окольничему своему Ивану смотрети у вас дочерей-девок нам в невесты. И как к вам эта наша грамота придет, и у которых у вас будут дочери-девки, и вы бы с ними часа того ехали в Великий Новгород, и дочерей бы у себя девок однолично не таили, повезли бы в Новгород часа того не мешкая. А который из вас дочь-девку у себя утаит и к боярам нашим и к наместникам, к князю Юрию Михайловичу и к Василию Дмитриевичу и к окольничему нашему к Ивану, не повезет, и тому от меня быть в великой опале и в казни. А грамоту посылайте меж себя сами, не держав ни часу».

«В Вязьму и в Дорогобуж князям и детям боярским дворовым и городовым. Писал к нам князь Иван Семенович Мезец- кой да дворцовой дьяк Таврило Щенок, что к вам послали наши грамоты да и свои грамоты к вам посылали, чтоб по нашему слову вы к ним ехали с дочерьми своими, а велел я им смотрети у вас дочерей, себе невесты. И вы де к ним не едете и дочерей своих не везете, а наших грамот не слушаете. И вы б однолично часа того поехали с дочерьми своими ко князю Ивану Семеновичу Мезецкому да к дьяку. А который из вас к ним с дочерьми своими часа того не поедет, и тому от меня быти в великой опале и в казни. А грамоту посылайте меж собой сами, не издержав ни часу».