После произнесения обвинения и защиты мировой судья, сообразив обстоятельства дела и свидетельские показания, приговорил Куршинского, Рихтера и Наумана подвергнуть аресту при городском арестантском доме на один месяц каждого.

Куршинский и Науман на этот приговор изъявили неудовольствие; по отношению же к Рихтеру приговор был по неявке его заочный.

Дело о приобретении заведомо фальшивых векселей

московским купцом Михаилом Ивановым Муравлевым (Окружной суд).

Дело это разбиралось в Московском Окружном суде под председательством Н.С. Арсеньева, при членах суда гг. Синиц- ком и Линдроте 20 и 21 августа 1869 года; обвинял подсудимого Муравлева товарищ прокурора Д.П. Тихомиров, защищал кандидат прав Б.И. Мирович. Обстоятельства дела заключаются в следующем.

В 1868 году, в декабре месяце, купец Михаил Иванов Муравлев купил, как он говорит, у рязанского купца Филатова три векселя суммою в 3100 рублей на почетного гражданина Ивана Михайлова Алексеева, по 60 копеек за рубль; а потом, нуждаясь в деньгах, вздумал сам продать их и просил мещанина Ивана Дымнова и крестьянина Андрея Погожева похлопотать о продаже этих векселей. В вознаграждение за хлопоты Муравлев выдал им расписку в 600 рублей, а в случае успеха обещал им заплатить сверх того 1000 рублей. Крестьянин Погожев при виде таких щедрых обещаний Муравлева пришел в сомнение относительно подлинности означенных документов и сомнение свое высказал знакомому своему мещанину Дмитрию Кирилову, с которым вместе и порешили довести о сем до сведения полиции. Вследствие этого они обратились к бывшему квартальному надзирателю Николаю Ипполитову Боброву, занимавшемуся прежде сыскною частью. Бобров стал наблюдать за Муравлевым, и наконец в одном трактире он успел с помощью брата своего Алексея Боброва, который назвался покупщиком на векселя, получить один из этих векселей суммою в 10 000 рублей, писанный 15 июня 1867 года, а затем и другие два в 6000 и 15 000 рублей. Все эти векселя оказались фальшивыми. Почетный гражданин Иван Михайлович Алексеев объяснил, что он векселей этих не подписывал и купца Филатова совсем не знает. Филатов со своей стороны показал, что ни Алексеев его, ни он Алексеева не знает, векселей от Алексеева не брал, с Муравлевым также незнаком и никаких документов ему не продавал.