Священники во время крестных ходов при патриархах покрывали голову скуфьей. В 1703 году подтверждено было, чтобы «непременно в крестных ходах они надевали на голову скуфьи, а в руках держали листовку или четки, творя молитву тайную в устах своих непрестанно».

В настоящем столетии, после митрополита Платона, приснопамятный святитель московский Филарет проявил особые заботы о благолепии московских крестных ходов. Плоды его забот об этом на глазах у всех москвичей.

Царский день в старой Москве

Обычай праздновать царские дни перешел к нам от греков.

При византийском дворе, во множестве развившем блестящие церемонии, особа императора окружена была большим почетом и великолепием. Дни венчания на царство, дни рождения и именин императора поэтому считались там большими праздниками. Празднование их переходило даже за пределы двора и вместе с церковными торжествами выражалось в совершенном прекращении обычного течения дел государственных. Административные и судебные учреждения в эти дни закрывались, и чиновники освобождались от своих занятий. Впрочем, эта свобода иногда вызывала некоторые ограничения. Так,

император Мануил Комнин своею новеллою 1166 года De diebus feriatis положил дни своего рождения и восшествия на престол не считать праздничными днями и, ставя в пример собственные царские занятия, предписал не прекращать в эти дни отправления правосудия.

Вместе со всеми другими формами церковной и придворной жизни двор московского царя заимствовал у Византии и празднование царских дней. Приблизительно же с начала XVIII века началось общее и повсеместное празднование их в России.

Торжественною особенностью этих дней был приезд во дворец государя всех духовных и светских властей и бояр, а к государыне — духовника или ее крестового священника и «приезжих» боярынь. По старому и очень древнему обычаю каждый подобный прием во дворце сопровождался обедом, или царским «столом», особо у государя для своих гостей и особо у государыни для своих.