Самый обед должен был проходить не только в тишине и порядке, но с известной степенью благоговейного настроения присутствовавших. Для этого патриарший канонарх во время обеда совершал установленное чтение, а патриаршие и царские певчие попеременно пели соответствующие тропари и стихиры, или же каноны. Оканчивался обед благодарной молитвой.

Сейчас же после обеда начинались заздравные чаши, или, по-нынешнему, тосты. Наша благочестивая старина стремилась и их совершать во славу Божью и для этого установила для них определенный порядок и формы, предваряя и сопровождая их песнопениями и нарочито составленными молитвословиями. Благодаря этому тосты в старину составляли из себя отдельное и самостоятельное действие, известное под именем чина за приливок о здравии царя.

Что касается до другой половины царского дня при московском дворе, то о характере ее с полной вероятностью можно судить по обыденным вечерам московского государя.

После обеда царь обыкновенно ложился спать и почивал до вечерни. Вечерню он слушал вместе со своими придворными и боярами. После этого наступало время отдыха и развлечений, которыми «тешился» государь в тесном кругу своей семьи и которых и тогда было весьма достаточно. Но и на них лежала печать своего времени. Едва ли не главным вечерним занятием государя было чтение душеполезных книг тогдашней исключительно церковной литературы. Любили государи послушать и живые рассказы людей старых и бывалых как о событиях давно минувших, так и о всем виденном и слышанном в странах далеких и чужих, особенно о богомольях. Поэтому при дворце постоянно жили бахари, домрачеи, а потом верховые богомольцы — нищие.        ,

Достаточно времени и внимания отводилось и разного рода увеселениям. Для них при дворце была особая потешная палата и при ней целый класс потешников, забавлявших царское семейство песнями, музыкой, плясками, танцеванием по канату и другими действами. Такими потешниками были веселые или скоморохи, гусельники, скрыпотчики, домрачеи, накрачеи, органисты, цымбальники, а также дураки-шуты, у царицы дурки-шутихи, карлы и карлицы. Флетчер говорит, что царь Федор Иванович вечернее время до ужина проводил с царицей в увеселениях, на которых шуты и карлы, мужеского и женского пола, кувыркались перед ним и вели песни, и это была самая любимая его забава между обедом и ужином.

Среди царских потех издавна существовала и кукольная комедия. К концу же XVII века при дворе появляются и настоящая немецкая «комедия» с немцами-актерами, а потом и вечерние пиры с музыкой и танцами почти до рассвета следующего дня.

Без сомнения, все эти увеселения занимали самое видное место в дни царских семейных праздников.