Московское боярство как высший правительственный класс, принимавший совместно с царем близкое участие в делах управления государством, жило постоянно в Москве, лишь изредка по разным причинам уезжая в свои поместья и вотчины, да и то всякий раз с особого разрешения государя; в противном случае уехавшего без разрешения ждала царская опала.

Боярские дворы были разбросаны по всем улицам Москвы. Небольшие по размерам, сажен 40—50 в длину и 20—30 в ширину, боярские дворы заключали в себе жилое помещение со всякого рода хозяйственными помещениями и избами для слуг, общее число которых у богатых бояр было очень значительно. Тут были погреба, бани, конюшни и сенники, сараи, стойла для животных. На отдельном дворе стояли амбары для хлеба. Наконец почти при каждом был небольшой сад с фруктовыми деревьями и цветниками.

Устройство двора и обилие слуг объясняются тогдашними экономическими условиями. Владея поместьями и вотчинами и эксплуатируя довольно интенсивно крепостной труд, боярство имело полную возможность обходиться в своей повседневной жизни без услуг московского рынка, так как все необходимые припасы привозились из боярских деревень. Такие наезды старосты с сельскохозяйственными продуктами делались по несколько раз в год, но всегда с довольно большими промежутками, пока не истощатся деревенские припасы. Этим и объясняется, почему бояре в своих заботах о домовом строении с большим вниманием относились и к постройке разного рода хозяйственных помещений, где хранились привезенные продукты. Внутри боярского двора, окруженного деревянной или каменной оградой, находился дом — жилое помещение, скрытое обыкновенно с улицы оградой; в ограду вело несколько ворот, и между ними главные, с надстроенными башенками, которые разукрашивались разными резными изображениями. Все помещения были обыкновенно деревянными, хотя в XVII веке начинают строить каменные, правда, не для жилья, а для хозяйственных целей. Изредка строили каменные помещения и для жилья, но таких боярских домов было сравнительно немного.

Бояре строили себе дома в два жилья с надстройкой наверху.

В дом вело крыльцо, разукрашенное кувшино образными колоннами и покрытое остроконечной кровлей. От крыльца подымались лестницей наверх и выходили на небольшую террасу, огороженную точеными перильцами (рундук), откуда был ход в сени верхнего жилья.