Гости садились за стол, а хозяин, разрезав хлеб на кусочки, подавал вместе с солью гостям по очереди. Затем подавались кушанья и различные напитки.

Часто среди пира, когда гости становились навеселе, растворялись двери внутренних покоев, и к гостям выходили жены сыновей, замужние дочери братьев и родственников, если все жили не в разделе, с вином и чарками.

Мужья этих женщин вставали из-за стола, прося с поклоном поцеловать их жен. Словом, повторялась уже описанная церемония. Пир отличался обилием всяких здравиц; начинали с царя, потом пили за членов царского семейства, бояр, хозяина, гостей. Неудивительно, что многие из гостей так напивались, что их приходилось уводить домой без сознания. То же было и на женской половине, где и боярыни, угощаемые радушной хозяйкой, «упивахуся вином» до полной потери сознания.

Впрочем, во второй половине XVII века в домах просвещенных бояр пиршества устраивались по-другому: не было гомерического пьянства, не слышно было художественной русской брани и циничных выходок; пришедшие на пир проводили время за беседой, обмениваясь заграничными впечатлениями, если им случалось побывать за границей. К сожалению, культурность только начинала проникать в русское общество, а потому такого рода люди могли считаться единицами.

Боярам приходилось ездить в гости и принимать таковых у себя. Обыкновенно ездили к старшим или равным; к младшим в гости не ездили.

Приемы тех и других обставлялись церемониями и были неодинаковы. Знатного или занимавшего особое служебное положение принимали с особенным вниманием: у ворот гостя встречал дворецкий, у крыльца — сын или родственник хозяина, а в передней — сам хозяин в шапке или с открытой головой, смотря по достоинству гостя. Других гостей не встречали, а гости, оставаясь в передней, ждали выхода хозяина. Войдя в комнату, обыкновенно с шапкой в руках, гость крестился и клал три полных поклона, касаясь пальцами до земли, и только тогда приветствовал поклоном хозяина. Поклоны и приветствия зависели, конечно, от чина.