Нельзя описать картины появления в Москве изгнанных врагами семейств. Каждый час встречались на улицах выселявшиеся из Минска, Витебска и других мест. Некоторые русские чиновники шли пешком с женами и детьми; другие, выехав поспешно, не находили своих близких. Сама Москва пустела с каждым часом: из присутственных мест монастырей и церквей вывозили все, что можно было вывезти, не дав заметить народу, что боятся вторжения неприятеля. Вместе с выходцами смоленскими был привезен в Москву образ Смоленской Божьей Матери. 26 августа, в день Бородинской битвы, его вынесли из Успенского собора, чтобы отправить из Москвы в более надежное место. Народ, собравшийся на площади перед собором, прикладываясь к образу восклицал: «И Ты, наша заступница, покидаешь нас!».

1 сентября Наполеон двинул две колонны к Москве, и наш военный совет решил провести русские войска через Москву. Оповестили московское начальство, которое не знало, что делать и каким способом предупредить оставшихся об угрожавшей им опасности. В 11 часов вечера Ростопчин уведомил только преосвященного Августина, что неприятель у самой Москвы, и советовал ему поспешить удалиться по Владимирской дороге; остальные жители ничего не знали о приближении врагов; даже раненые, которых было до 11 000, не были вывезены из Москвы и погибли от голода, холода и жестокости французов.

В набат бить не решились, и все было тихо в Москве, когда 2 сентября в три часа пополудни в толпе русского арьергарда,

бежавшего от Троицких ворот, раздался крик: «Православные, спасайтесь, французы идут за нами!». Настало общее смятение. Объятые страхом, москвичи бросились из Кремля к Москворецкому мосту. Собиравшиеся защищаться побросали взятое ими из арсенала оружие и бежали вместе с другими. Вскоре вестовая пушка французов оповестила, что неприятель уже в Кремле.

Несмотря на беспорядок спасавшихся, какая-то томящая тишина господствовала несколько часов в городе, точно вступивший неприятель и оставшиеся жители Москвы замерли в каком-то тревожном ожидании. Вдруг, к ночи, по темному небу разлилось страшное зарево пожара, загорелись: Москательный ряд и Гостиный двор в Китай-городе, Каретный ряд в Земляном городе и Винный двор за Каменным мостом.