Хотя медленно, но понемногу все пришло в улучшенный порядок.

Ряды на Красной площади во время занятия французами Москвы сгорели, с них начался пожар Москвы, тогда как французские лавки Кузнецкого моста остались почти целы.

Ряды, по новому плану, дозволено было возобновить прежним лавковладельцам на свой счет, что и было ими исполнено в 1818 году. Разнохарактерные постройки лавковладельцев, отделанные по собственной фантазии, были не рациональны и не прочны. Спустя 50 лет лавки имели разрушенный вид и представляли собой полный анахронизм. Во время генерал-губернатора князя Долгорукова руина была сломана и на акционерных началах воздвигнут настоящий торговый палаццо.

Здание составляет украшение площади, им любуются проезжие иностранцы. Такого обширного и красивого торжища нет нигде в Европе.

В настоящее время в среде московского купечества существуют при хороших условиях жизни потомки купеческих семей, так много пострадавших в тяжелую годину 1812 года.

Вовремя поданная помощь принесла свои плоды. Московское разорение изгладилось. Только великолепный Храм Христа Спасителя, видимый со всех концов Москвы, и сотни орудий, оставленных нам на память от всех народов Европы, смирно лежащих на площадях Кремля, напоминают нам про трудную годину, пережитую нашим отечеством.

В начале сороковых годов прошедшего столетия прогулка в ночное время по московским бульварам была не безопасна. Малый состав полицейской стражи, неподвижное дежурство полицейских при дверях их будок сводили охрану для запоздавших вернуться домой обывателей к полному нулю. Между жителями находились охотники, вроде волонтеров, искать ночных приключений для распространения своей популярности, арестовывая ночных грабителей.

Я помню некоего Азаревича, чиновника какой-то канцелярии, человека с сильными, почти стальными мускулами, постоянно практиковавшегося в развитии своей мускульной силы. Азаревич всегда ходил с железною тростью с лишком тридцати фунтов веса. Этою тростью он играл, подбрасывая ее двумя пальцами на воздух, как небольшою камышинкою. Ходил он постоянно в драповом сюртуке, с металлическими бронзовыми пуговицами, изображавшими головы хищных зверей.