Бедный «чемпион» до того растерялся, что и могучие руки свои с огромными стальными бицепсами опустил как плети, а храбрый негр-боксер, отплатив за обиду, прехладно кровно, не торопясь, пристегивал манжеты и с презрением, насмешливо мерил с ног до головы и обратно рослую, мощную фигуру силача, лицо которого было порядком-таки побито!.

Первейшая образцовая атлетическая арена в Москве — это арена баронессы Т.С. Кистер, большой любительницы и страстной поклонницы атлетического спорта. «Толкания», «выжимания» и всякая чепуха происходят там по системе доктора Краевского (директора Петербургского атлетического клуба) и самого барона Кистер, весьма и очень даже опытного знатока атлетики; благодаря чему ученики его арены отличаются особенной красотой в «работе» с гирями и очень быстро по вступлении на арену наживают превосходную грыжу, на которую, впрочем, барон не обращает ни малейшего внимания и уверяет, что грыжа — пустяки, на которые не следует обращать внимания, а по-прежнему заниматься подъемом гирь, и стараться увеличить свои рекорды.

Баронесса Кистер как директриса арены и вдобавок страстная, что называется «до мозга костей», любительница атлетического спорта очень часто, почти каждый день в часы «занятий» (кстати, важное дело-то!), посещает арену и, ничуть не стесняясь, так просто, свободно рассматривает и любуется «мускулатурой» атлетов, которые также в свою очередь, не стесняясь ее присутствия, обыкновенно при усердной тренировке остаются совершенно почти в прелестнейшем костюме предка нашего Адама.

Не так давно в Москве открылась новая атлетическая арена, или нет, лучше не арена, а «атлетический приют». Это название очень подходящее, так как все «выставленные» с арены Кистер за провинности ученики и даже известные атлеты, как, например, г-н Солдатченков и г-н Овербек, находятся теперь в этом «приюте» и благополучно «выжимают» все находящиеся там тяжелые гири. Директор, или основатель «приюта» — Иван Иванович Наумов. Как человек коммерческий (торгует кружевами в Верхних торговых рядах) он гораздо больше, конечно, думает о наживе, нежели о «процветании» своего «приюта» и

об    учениках, которые, оставшись теперь совершенно без преподавателя, «толкают» и «выжимают» как попало и что попало, а из такого неправильного, беспорядочного занятия ничего хорошего, кроме вреда для здоровья, не выйдет, и без опытного, практичного руководителя, хоть как не «толкай» — ничего не вытолкнешь!.