Первый вопрос: Неизбежно надо ставить во всей полноте вопрос об обороне тыловых районов и о характере фортификационной подготовки их. Нужна ли подготовка непрерывного фронта. Если нужна, то на каком удалении от войсковой полосы, от рубежа, занятого войсками.

Опыт текущей войны, а также и предшествующих войн показал, что для отрыва своих частей от противника и приведения в порядок всего сложного организма фронтового масштаба необходимо пространство глубиной не менее 150-222 км (война с белополяками, отход от Вязьмы в Отечественную войну). Таким образом, нет нужды нагромождать последовательные линейные фронты с малым эшелонированием их в глубину. Количество рубежей, подготовляемых заблаговременно, должно быть сокращено — это бесполезная трата сил и средств.

Какое расстояние может быть между подготавливаемыми линейными фронтами при наличии войск, заранее занимающих этот фронт? Это надо установить.

Считая, что непрерывные линейные фронты (полосы) нужны, надо изменить подготовку местности за этим фронтом.

Здесь должны быть не рубежи, а отдельные противотанковые районы («крепости») — круговые позиции, причем особо надо обратить внимание на использование населенных пунктов.

Второй вопрос: Последовательность фортификационных тыловых работ, именно тыловых. Что строить раньше — препятствия или огневые сооружения, начинать ли работы сразу по всей глубине.

Все эти вопросы должны быть рассмотрены в свете требования постоянной боеготовности и рубежей и районов. Ведь были факты прорыва мотомеханизированных частей противника через оставленные в препятствиях проходы, которые не были заделаны (не было времени или соответствующих средств).

По-видимому, подготовку надо начинать на значительной глубине, но не по всему фронту, а на основных направлениях.

Третий вопрос: О руководстве работами и о наилучших формах организации строительных частей надо иметь окончательное суждение. Нам представляется, что надо шире использовать строительные организации мирного времени, примерно так, как это сделано по линии ГУМ ПВО.