Термическая лаборатория Института стали, целиком загрузила себя термообработкой боеприпасов для заводов Москвы. Механические мастерские института были расширены и в них было организовано производство мин, деталей гранаты Сердюка, деталей к ППШ. В прокатной мастерской организовано волочение и правка шомпола к гранате Сердюка. В электрометаллургической лаборатории — стальное литье деталей к миномету 120 мм. Кузнецкая лаборатория наладила выпуск поковок к ППШ*.

Большую работу по производству вооружения провели также учебные мастерские московских ВТУЗов. Под руководством профессоров и доцентов в одном институте студенты наладили производство противотанковых ружей, алюминиевых форм для бомб, корпусов для мин «ежей».

Рабочие и служащие московских предприятий работали в октябрьские и ноябрьские дни с небывалым напряжением всех своих сил, с величайшей самоотверженностью. На всех предприятиях Москвы широко развернулось движение двухсотников и трехсотников — рабочих, выполняющих по две, три и больше норм в смену. На московских предприятиях появился новый тип рабочего — стахановец военного времени. В дни, предшествовавшие годовщине Октябрьской революции, эти рабочие выходили на стахановские вахты, на которых они работали до полного выполнения военного заказа-иногда по несколько смен подряд.

Женщины-работницы показали в эти дни высокие образцы производительности труда и патриотической самоотверженности в труде. Работница Алсуфьева  работала 11 часов 19 октября, выполнив задание на 216 %. Так как заболела ее сменщица, она осталась на работе на вторую смену — и за эти 11 часов также значительно перевыполнила норму**.

Огромный трудовой энтузиазм проявила наша советская молодежь. Кроме повседневной работы, молодежь Москвы оказала большую помощь Красной Армии проведением нескольких воскресников. Один из таких воскресников был проведен 16.XI.41 г. Этот воскресник московской молодежи в фонд строительства танков был ответом на призыв товарища Сталина о форсировании производства танков.