В дальнейшем, по мере сформирования саперных батальонов московских стрелковых дивизий, работы по устройству сплошных заграждений перешли в их ведение. К моменту ноябрьского наступления германской армии Москва была окружена надежным поясом заграждений, представление о котором дают следующие цифры. Всего было израсходовано 74,075 т взрывчатого вещества и 64.161 шт. мин с общим количеством ВВ в них равным 162.75 т. Суммарный расход ВВ определялся цифрой ок. 237 тонн.

При устройстве минных полей пришлось столкнуться с большим количеством так называемых «диких полей», установленных в тревожные для Москвы октябрьские дни различными воинскими частями и организациями. Эти минные поля обычно никем не охранялись, ограждений и предупредительных надписей не имели, занимающим оборонительный рубеж войскам не сдавались. В результате имели место отдельные случаи подрыва своих войск на минных полях. В некоторой степени несчастные случаи на минных полях следует отнести также за счет неопытности молодых саперов и недостаточного внимания общевойсковых начальников к вопросам охраны минных полей. Рядом приказов Военный совет МЗО обращал внимание командиров соединений на необходимость навести большевистский порядок в своем минном хозяйстве.

Инженерное управление МЗО своевременно принятыми мерами добилось точной фиксации минных полей на местности и правильного окарауливания их, в результате чего случаи самоподрывания на минах были быстро устранены.

Проделанная работы исключала для германских фашистов применения их излюбленного приема — развития прорыва танковых частей по дорожным магистралям. Агентура врага и его разведка, видимо, оповестили германское командование о заграждениях, созданных на путях его возможного прорыва. Пленные германские солдаты на вопрос, почему танковые части не развивают наступления вдоль дорог, обычно отвечали, что только безумец рискнет двигаться там, где каждый шаг минирован.