Особенно большая работа приходилась на долю летчиков-истребителей, которые не только сопровождали штурмовиков и вели воздушные бои, но и производили штурмовые действия в районах прикрытия своих штурмовиков и являлись основным средством авиаразведки. Колонны противника и, особенно, группировка войск на поле боя были прикрыты сильной противовоздушной обороной. Такая большая насыщенность поля боя огневыми зенитными средствами давала значительную поражаемость нашей материальной части, даже бронированных самолетов Ил-2. Немало было случаев, когда после боевого вылета обнаруживалось до 200 пробоин в самолете и до 10 осколков и пуль в комбинезоне и парашюте летчика.

Эти обстоятельства требовали от инженерно-технического состава исключительно напряженной работы по ремонту и восстановлению материальной части, так как в течение трех с половиной месяцев боевых действий не было никакого пополнения материальной части из авиазаводов.

С этой труднейшей задачей по восстановлению материальной части летный состав ВВС МЗО справился вполне.

Условия боевых действий осложнялись еще и тем, что от штаба ВВС на аэродромы отсутствовали прямые провода и управление авиаполками было в известной мере затруднено.

По отдельным направлениям Западного фронта для частей ВВС МЗО боевые действия имели свои особенности и свою степень напряжения. Рассмотрение боевых действий и их результаты по отдельным направлениям представляют, поэтому, значительный интерес. На юхновском направлении 5 октября экипаж авиаразведки в составе летчика подполковника Карпенко и штурмана майора Горшкова, являющихся мастерами разведки в труднейших метеорологических условиях, обнаружили движение в два ряда сплошных колонн танков и автомашин, двигавшихся по дороге от Рославля на Юхнов. Результаты авиаразведки позволили предугадать маневр противника во время начала октябрьского второго «большого наступления» на Москву и своевременно определить нависающий удар на важнейшем участке Западного фронта. Все силы ВВС МЗО были нацелены на этот, наиболее угрожающий, участок.