Он контролировал два банка в Харькове — Земельный и Торговый, а также несколько солидных промышленных предприятий — Донецко-Юрьевское металлургическое, Алексеевское горнопромышленное о-во и др. В Москве Алчевский наиболее тесно был связан с текстильной фирмой Рябушинских и Купеческим обществом взаимного кредита, финансировавшим его с 1870-х гг. К 1901 г. в акции его банков и закладные листы Земельного, под залог которых Алчевский получал средства для развития своих промышленных дел, Купеческое о-во инвестировало около 3,5 млн р. Часть акций удалось продать после гибели предпринимателя, но значительный пакет осел в портфеле общества, понесшего за 1901 г. убыток по счетам Алчевского на сумму 510 тыс. р.

Впрочем, в деле с наследием харьковского банкира Купеческое о-во осталось на вторых ролях после Рябушинских, прибравших к рукам ведущий банк его группы — Земельный. Акции этого банка на сумму около 800 тыс. р. в течение ряда лет оставались на балансе общества и только в 1909 г. после повышения биржевых курсов были с выгодой проданы.

Пострадали от разорения Алчевского и другие московские банки, но в меньших масштабах. Так, Купеческий банк потерял на просроченных векселях Алексеевского о-ва около 100 тыс. р. Сравнительно большие убытки он понес на финансировании сахарозаводчиков через свою Киевскую контору, которая за 1899 г. списала 250 тыс. р. После этого из общей суммы кредитов в размере 20 млн р. были ликвидированы ссуды мелким предпринимателям на 3,8 млн р. Вместе с тем у сахарных магнатов  объем кредитов не только сохранился, но и увеличился на 1,5 млн р.. Была проведена реорганизация и Петербургской конторы банка, которая чрезмерно увлеклась онкольными счетами. В 1900 г. правление предложило управляющему «озаботиться приведением в порядок просроченных ссуд» и перевести ресурсы в надежный учет векселей. После незначительных списаний дела отделения были нормализованы.

В Москве же банк не имел серьезных затруднений. В разгар кризиса не выдал по итогам 1900 г. рекордный дивиденд в размере 19,5%. Приносила свои плоды осторожная политика 1890-х гг., когда руководство банка воздерживалось от участия в промышленном грюндерстве.