Ядром группы Рябушинских стало рало, с помощью которого они подчинили своему влиянию мелких фабрикантов, клиентов торгового дома по поставкам сырья. Главной ареной деятельности общества, имевшего собственную льночесальную фабрику во Ржеве, являлась закупка льна, переданная ему торговым домом, с последующей его очисткой и продажей на фабрики.

Контрольный пакет акций РАЛО Рябушинские держали в своих руках при посредстве Московского банка: к началу 1913 г. из 5 тыс. акций общества на сумму 1 млн р. банк владел 2895-ю. Сами Рябушинские держали пакет в 275 акций, и еще 480 были записаны за их служащими и партнерами по банку. В число акционеров вошли также связанные с Рябушинскими через С.Н.Третьякова Костромская и Романовская мануфактуры, к которым перешло в общей сложности 525 акций. На имя самого Третьякова, возглавившего правление РАЛО, был записан директорский пакет в 25 акций. В итоге группа Рябушинских располагала 4,2 тыс. акций, или 84% основного капитала, оставив вошедшим в состав акционеров рало восемнадцати фабрикантам незначительное субучастие.

Тем не менее прогресс развития операций РАЛО тормозился политикой участвовавших в обществе «льнянщиков», при поддержке Третьякова навязывавших РАЛО невыгодные для него условия и цены на чесаный лен. Не сумев до конца справиться с этой неожиданно возникшей оппозицией, Рябушинские в качестве ответной меры переориентировали РАЛО на экспортную торговлю, рассчитывая утвердиться на европейском рынке и, таким образом, сделать более сговорчивыми российских фабрикантов.

В мае 1913 г. РАЛО заключило договоры о комиссионной продаже льна с французской фирмой «О.Леви Фарино и К°» и старым ирландским клиентом «Дж. Престон и К°». В тексте договоров подчеркивалось, что контрагенты обязуются за комиссию в 2,5% от суммы продажи «защищать интересы РАЛО как свои личные» и всячески способствовать поставкам его льна промышленникам Франции и Англии. Скупка и экспорт льна через рало полностью финансировались Московским банком и его филиалами. Благодаря посредничеству этих фирм Рябушинским удалось закрепиться на европейском льняном рынке, что имело немаловажное значение для роста экспорта русского льна после начала мировой войны.