Фредерикс стал также директором правления Петербургского Частного банка и вместе с Давидовым вошел в правление О-ва железнодорожных ветвей.

До начала войны иностранная группа не проявила себя сколько-нибудь заметным образом и, видимо, не имела собственных планов управления банком. Лидером в нем оставался петербургский патрон.

Вместе с тем участие в нем европейских банкиров открыло московскому банку дорогу на заграничный денежный рынок, где он к началу войны с помощью своих новых «друзей» позаимствовал крупные суммы. В Париже его непогашенный долг осенью 1914 г. исчислялся в 6 млн франков, из них на 1 млн выдала кредит московскому банку контора Тальмана. Банкирский дом Оппенгеймера еще в 1913 г. открыл ему кредит на 1,5 млн марок, и еще 3 млн ссудил берлинский банкир С. Блейхредер.

С началом мировой войны связи с заграничным рынком оказались прерваны. Этим воспользовались Русско-Азиатский и Русско-Французский банки. В конце 1914 г. они провели комбинацию, на которую в свое время не решился парижский синдикат: приобрели у банка Давидова основной пакет акций Московского Частного банка в количестве 23 тыс. Немного спустя банк Путилова выкупил у Русско-Французского его долю и стал единоличным хозяином московского банка, в истории которого наступил новый этап, но его анализ выходит за рамки данной работы

Сложившийся в Частном банке «тройственный союз» московских, петербургских и иностранных финансистов отразил крайне важную тенденцию в мире крупного бизнеса предреволюционной России. Вслед за банками Татищева, Рябушинских, Юнкеров и московские представители групп Кнопов и Вогау, выступив соучредителями нового учреждения, пошли на расширение деловых связей с банковскими магнатами Петербурга и их европейскими покровителями. Чем больше становилось таких зон взаимодействия, тем интенсивнее шел процесс интеграции внутри российской буржуазии и ее постепенное вхождение в высший «финансовый свет» Европы. Достаточно узкий, но могущественный слой российской банковской олигархии накануне Первой мировой войны представлял связанную сложной системой личных уний и участий элиту предпринимательского класса страны.