Вопрос о создании банковского объединения в Москве был окончательно решен Советом Госбанка. На заседаниях 27 и 30 декабря 1905    г. вернувшийся из Москвы Иващенко доложил об итогах совещания с представителями местной деловой элиты и подчеркнул, что в проектируемом синдикате примут участие все московские банки, однако ссуды будут выдаваться из средств Госбанка. Ввиду ослабления деятельности частных банков данное обстоятельство является «необходимым условием существования консорциума».

Прибывший на заседание Г.А. Крестовников уточнил, что для крупных фирм самый тяжелый момент проходит, они стали получать деньги и векселя из провинции. Услуги консорциума остаются, однако, незаменимыми для мелких и средних фирм, которые еще находятся в «крайне угнетенном положении». Лидер московской буржуазии просил допустить максимальные затраты по делам консорциума в сумме 50 млн р., которые, как он выразился, «нужны главным образом для успокоения торгово-промышленного класса».

Совет Госбанка вынес решение о создании консорциума на изложенных условиях, оговорив, что кредиты за его счет будут открываться торгово-промышленным фирмам, а не банкам. Им, как, очевидно, полагали в Министерстве финансов, уже было оказано необходимое содействие.

Важные подробности обсуждения в Госбанке содержит расшифрованная стенограмма заседаний®. Оживленные дебаты развернулись по поводу кредитного лимита со стороны Госбанка и роли в объединении частных банков. Иващенко и Крестовников убеждали членов совета, опасавшихся «чрезмерно большой цифры затрат Госбанка», что нужно выставить успокаивающую сумму — это и будет 50 млн р.». На предложение выразить ответственность в процентном отношении Иващенко откровенно заявил: «Эта постановка делу не поможет. Если мы это сделаем, то частные банки отстранятся, и все пойдет через Госбанк. Пускать же дела без участия частных банков для него крайне пагубно». Крестовников «для морального успокоения» призывал повысить гарантию консорциума еще до 100 млн р. На возражение, что силы Госбанка не беспредельны, он патетически заявил: «Я согласен, чтобы участие Госбанка было изменено инструкционным путем, но оставьте наружность для общего успокоения!».