Его открытие задержалось в немалой степени по вине частных банков. Они, как сообщал в Петербург инспектор Госбанка, направленный в Москву «для оказания помощи Московской конторе в ведении дел консорциума», не приступали к заседаниям, пока не получили официального подтверждения, что на операции синдиката будут распространены привилегии, предоставленные Госбанку в силу закона™. Наконец, была получена и эта гарантия, и 25 января 1906 г. банки послали своих представителей на первое заседание совета консорциума.

Прежде чем перейти к характеристике его деятельности, следует отметить, что московских капиталистов уже не удовлетворяла правительственная гарантия от грядущих потрясений. Пережив кризис конца

1905 г., они чувствовали себя вправе требовать реальные, осязаемые льготы. Очередное ходатайство касалось учетной ставки, которую Госбанк не опускал ниже 8% и тем самым препятствовал понижению учетного процента частными банками. 26 января 1906 г. Г.А. Крестовников направил министру финансов И.П.Шипову письмо, копия которого сохранилась в материалах Московского биржевого комитета.

От имени «торгово-промышленного класса Москвы» его лидер просил понизить учетную ставку Госбанка, поскольку «особые обстоятельства», вызвавшие ее повышение, «теперь, можно сказать, миновали, жизнь страны с каждым днем входит в свое нормальное течение». Перечислив обнадеживающие симптомы (восстановление торговых оборотов, прилив денег в банки), Крестовников подчеркивал, что частные банки не пойдут на понижение дисконта без соответствующего решения со стороны Госбанка. Сохранение же ставки на уровне 8—10% «тормозит восстановление правильного положения промышленной и торговой деятельности», лишает возможности «значительное большинство торгово-промышленных фирм» возобновить операции и для многих из них «является безусловно разорительным». Жалобы на высокий процент по учету, отмечал в заключение лидер капиталистической Москвы, <передаются мне каждодневно и все с большей настойчивостью».

Однако на этот раз царское правительство осталось глухо к запросам московских толстосумов.